Антон Орехъ: солдаты мерзнут за Родину

Военная прокуратура начала проверку в связи с массовым заболеванием солдат в Воронежской области. Издание LifeNEWS утверждает, что воспаление легких зафиксировано у шестисот человек, двое скончались. При этом издание ссылается на правозащитников и родственников пострадавших. Солдаты говорят, что в их казармах нет горячей воды. Согласно официальным данным, с признаками ОРВИ госпитализированы 40 военнослужащих. При этом источники «Интерфакса» в медицинских кругах сообщают о 120-ти заболевших.

***

На днях президент Медведев сообщил нам, что расходы на оборону — наш абсолютный приоритет. Что на армию денег мы не пожалеем, как бы ни было это обидно нашему бюджету. А будущий президент Путин сообщил, что на оборону будут работать не только оборонные предприятия, но и условно гражданские тоже.

То есть мы мысленно приготовились, что в рамках подготовки к войне неизвестно с кем, мы затянем пояса потуже, что наша промышленность не будет выпускать нормальных автомобилей, компьютеров, телевизоров, холодильников, чайников и кастрюль — а будут строиться только танки, крейсера и пушки.

А на этих крейсерах и танках кто воевать станет? Или они будут самодвижущиеся?

Потому что к многочисленным сообщениям о гибели солдат по причине дедовщины, о потерях, которые армия несет от несчастных случаев, к нам регулярно поступают известия о том, что ребята умирают от холода!

То им не выдали теплую одежду, то наоборот выдали камзолы от Юдашкина, то они часами стоят на какому-то плацу и чего-то там ждут, то в казармах нет горячей воды и баню топят раз в две недели.

Нет, можно, конечно, и вообще не мыться — тогда и топить баню не зачем и на угле для отопления удастся сэкономить. Как экономят на лекарствах, все заболевания исцеляя парацетамолом.

Нет, я не глухой и я слышал, что Медведев говорил не только о танках, а еще и про денежное довольстве военнослужащих, социальные гарантии и тому подобное. Но ведь такие же слова и раньше звучали. А новости про сотни заболевших и скончавшихся как приходили так и приходят.

Впрочем, военные бюрократы всякий раз нас поправляют и уточняют, что заболели не сотни, а всего лишь десятки. Вот и теперь в Воронеже не 600 человек слегли, а всего лишь 40.

40 заболевших от холода — это, безусловно, лучше, чем 600. Но заболевших по подобным причинам быть не должно вообще. Солдатская служба сурова, но суровость ее не в том, чтобы ребята не могли помыться, замерзали, а потом их нечем было лечить.

Это происходит потому, что в нашей армии самолеты и танки всегда были важнее солдат. Потому что самолет и танк — это символ могущества и величия, а солдат — это расходный материал, мало чем отличающийся от снарядов и гранат. Танк стоит миллионы долларов, а солдат не стоит ничего. Так что авось все не перемерзнут.