Ветераны ГРУ не пошли бы со Шляхтуровым в разведку

По данным специалистов, Главное разведывательное управление переживает тяжелые времена, хотя говорить о работе этого, пожалуй, самого засекреченного в стране ведомства не принято. Однако ветераны ГРУ называют сложившуюся там ситуацию критической.

Развал военной разведки связывают с утратой кадров, жесткое сокращение которых и проводил Александр Шляхтуров (на фото), отсутствием необходимой техники. Нельзя забывать и про незаметную для постороннего глаза кампанию по дискредитации ведомства в некоторых СМИ. Арест полковника Квачкова и слухи о создании подпольных боевых групп повлияли на имидж управления, мягко говоря, не очень хорошо.

Деятельность Александра Шляхтурова оценивать крайне сложно из-за скудности информации. Однако и той, что имеется достаточно, чтобы понять: он был назначен на пост с одной миссией — произвести кадровые изменения и переподчинить часть спецназа разведки Минобороне. Последнее ветераны ведомства в один голос называют сознательной ошибкой.

В спецназ ГРУ набирают узких профессионалов, способных за минимальное время вывести из строя стратегические объекты противника. При этом одни офицеры специализируются на аэродромах, другие на узлах связи, третьи — на средствах ядерного нападения. В этих условиях проведенное пока еще руководителем военной разведки сокращение и подчинение подразделений спецназа начальникам военных округов в рамках реформы Сердюкова выглядит по меньшей мере как сознательный удар по боеспособности страны.

Дело в том, что существует определенная специфика действий групп специального назначения. Их тактика принципиально отличается от тактики войсковых разведчиков. Спецназ ГРУ сочетает навыки оперативной работы по добыванию информации с боевыми действиями, включая использование специальных средств. Разведчики спецназа способны действовать как нелегальное подполье в городах и в лесу, прибегая к диверсии.

Но после реформы это поистине уникальное подразделение превратилось в обычную войсковую разведку, входящую в состав Сухопутных войск.

Бывшие сотрудники ГРУ называют две причины текущего плачевного состояния дел. По их мнению, управление обладает слишком большими возможностями для сбора информации, составляет досье на бизнесменов, политиков, понимает все детали коррупционных схем и знает мельчайшие подробности о состоянии банковских счетов «сильных мира сего», не будучи при этом подконтрольным ФСБ. Это представляет угрозу для всех высокопоставленных чиновников и предпринимателей, связанных с «отмыванием денег» и прочими экономическими преступлениями.

Второй причиной считается удаленность ГРУ от высшего руководства страны. В отличие от главы Минобороны, ФСБ и СВР, интересы которых защищают близкие к этим спецслужбам лица, военная разведка нужным лобби ни в Кремле, ни в Белом доме не обладает.

Существует и еще одна, почти конспирологическая версия утраты позиций ГРУ. Якобы развал службы связан с интересами влиятельных невоенных групп, имеющих отношение к незаживающим очагам напряженности на Северном Кавказе.

Вместе с тем нельзя забывать, что все сведения о ситуации в военной разведке СМИ почти всегда получают от экс-сотрудников службы. Вполне возможно, что корпоративные интересы тут преобладают над объективной оценкой информации. Часть военных специалистов других ведомств полагают, что ничего ужасного не происходит. А причиной реформ называют деквалификацию аналитической службы ГРУ и необходимость изменений в свете геополитической обстановки, сильно поменявшейся со времен холодной войны.

Комментирует Анатолий Цыганок, кандидат военных наук, руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа

Главное разведывательное управление в последние годы много критиковали. В частности, говорили, что оно плохо сработало накануне и во время конфликта с Грузией.

Не соглашусь с этим мнением. ГРУ знало о действиях грузинского руководства очень хорошо. И как только грузины начали готовиться к учениям, об этом было немедленно доложено руководству Министерства обороны, которое тут же направило в Абхазию железнодорожные войска для организации военных перевозок. То есть разведка выполняла свои функции.

Возможная отставка нынешнего главы ГРУ связана с общим подходом, принятым сегодня в Минобороны: отправлять на покой всех, кто в какой-то мере не согласен с мнением Анатолия Сердюкова о сокращении вооруженных сил. Глава же ГРУ предлагал восстановить российские военные базы за рубежом. В частности, на Кубе. Звучало также предложение построить и ввести в состав ВМФ разведывательные корабли, которые были в свое время у Советского Союза. Один из них до сих пор приписан к Тихоокеанскому флоту, но реально не действует.

Для руководства же МО главным вопросом является финансовый. И подобные предложения о дополнительных тратах на военные базы, на деятельность разведки в целом для них как кость в горле.

Сейчас Минобороны все делает для того, чтобы Главное разведывательное управление фактически не работало. Руководство МО в целом некомпетентно в вопросах управления, развития вооруженных сил, закупки военной техники и вооружений и многих других.

По данным The New Times, из 7 тыс. офицеров ГРУ, служивших в советское время, на 2011 год осталось менее 2 тыс. После отставки бывшего начальника ведомства Валентина Корабельникова, покинувшего свой пост в апреле 2009 года, военную разведку окончательно «зачистили». Напомним, что Корабельников, по общему мнению, ушел из-за несогласия с намеченными мероприятиями по переподчинению подразделений ГРУ в рамках военной реформы.

За время руководства Александра Шляхтурова была, по словам генерал-лейтенанта Дмитрия Герасимова, бывшего начальника управления ГРУ, почти уничтожена радиоэлектронная разведка управления. В специализированном НИИ ГРУ прекращены все опытно-конструкторские и научно-исследовательские работы. А в Военно-дипломатической академии прошли сокращения преподавательских кадров. По информации The New Times, численность «добывающих подразделений» ГРУ, ответственных за агентурную и стратегическую разведку на территории зарубежных государств, сокращена на 40 процентов.