«Мое предписание — это указ президента»

«Один полицейский упер в меня автомат и начал выхватывать iPhone. Двое других меня прижали. А потом старший оперативный дежурный Юсупов написал в моем бланке проверки, что это я был неадекватный, грубил, хамил и не показал им удостоверение», — рассказал газете ВЗГЛЯД член Общественного совета при МВД Павел Пятницкий о том, как полиция препятствовала ему ее контролировать.

Сотрудники ГУ МВД по Москве начали проверку заявления члена Общественного совета при МВД Павла Пятницкого, который пожаловался на сотрудников ОВД «Китай-город». Общественник утверждает, что полицейские пытались воспрепятствовать ему в проведении проверки содержания задержанных, когда он вечером 21 сентября 2011 года прибыл в отдел полиции, расположенный недалеко от Московского Кремля.

В интервью газете ВЗГЛЯД Павел Пятницкий рассказал о том, что произошло в ОВД «Китай-город» вечером 21 сентября и как он оценивает этот инцидент.

ВЗГЛЯД: Павел Игоревич, почему вы решили проверить ОВД «Китай-город»?

Павел Пятницкий: Я проверяю любой отдел. Допустим, еду в гости, вижу отдел полиции. Зашел, проверил. Или кто-то в «Твиттере» мне написал: заезжай к нам в Бутово, у нас тут беспредельщики. Я заезжаю.

ВЗГЛЯД: А как было в случае с ОВД «Китай-город»?

П. П.: В этот раз я ехал к товарищу на встречу. Мой путь лежал на Кремлевскую набережную, я ехал по Ильинке. Я знаю, что в том районе находится ОВД «Китай-город». Я остановился у дома № 3 по Ильинке, прошел в арку и вошел в помещение этого ОВД.

ВЗГЛЯД: Как вас пропустили внутрь помещения ОВД?

П. П.: Я предъявил удостоверение члена Общественного совета при МВД. Кстати, сотрудники полиции потом написали, что я хамил, грубил и отказывался предъявлять удостоверение. Это полная ложь. Я никогда не хамлю, не грублю и всегда предъявляю удостоверение. Так было и в ОВД «Китай-город». Я показал удостоверение дежурному, он меня пропустил и доложил обо мне в округ.

Хочу сказать, что за 15 минут до этого я проверил ОВД «Якиманка», за полтора часа до «Якиманки» — ОВД «Замоскворечье». Никаких конфликтов ни в одном из этих подразделений у меня не было.

Например, в ОВД «Якиманка» у меня возник вопрос, почему у них нет камер для административно задержанных. Я просто не знал, что такие камеры есть не во всех отделах полиции. Дежурный мне пояснил, что всех задержанных в порядке статьи 91 УПК РФ они сразу доставляют в ИВС (изолятор временного содержания — прим. ВЗГЛЯД), что является безусловно правильным.

Я подумал, что он темнит насчет камер, и позвонил дежурному по округу. Тот подтвердил, что в ОВД «Якиманка» камер быть не должно. Я уже полгода езжу с проверками по отделам полиции, и никаких вопросов ко мне вообще нет. Все показывают сотрудники полиции.

ВЗГЛЯД: Удалось за это время выявить какие-то нарушения?

П. П.: Да, удалось выявить два нарушения. Сотрудники полиции тогда, кстати, признали, что нарушили законодательство, хотя произошло это не по их вине. В качестве примера приведу случай в одном из ОВД, где человек двое суток просидел в камере. Его доставили туда сотрудники ГИБДД, задержав за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Тогда сотрудники ОВД нарушение признали, но сообщили, что произошло оно из-за гаишников, которые не забрали вовремя задержанного, а отпустить задержанного под свою ответственность полицейские того отдела побоялись.

ВЗГЛЯД: Как повели себя полицейские из ОВД «Китай-город» после показа удостоверения?

П. П.: После того как я показал удостоверение члена Общественного совета при МВД, они спросили, где у меня предписание на проверку. Я ответил, что мое предписание — это указ президента от 23 мая 2011 года, в котором написано, что я имею право беспрепятственно посещать все отделения полиции и смотреть на задержанных и условия их содержания.

ВЗГЛЯД: Что произошло после этого?

П. П.: После этого ребята, которые сидели за решеткой, узнав, что я проверяю работу отдела полиции, сообщили мне, что сидят в камере уже шесть часов.

ВЗГЛЯД: В течение какого времени задержанные могут содержаться в помещениях ОВД?

П. П.: По закону — не более трех часов. В течение трех часов с момента доставки в отдел полиции должно быть принято решение, переводить его в ИВС или отпускать. При этом в книге доставленных дежурный должен четко написать, кто, за что и во сколько был доставлен в ОВД, а также указать, кто доставил задержанного.

#{interviewsociety}Обычно если человек задержан за административное правонарушение, например распитие спиртных напитков или неадекватное поведение в общественном месте, то после составления протокола о задержании его должны отпустить.

В том случае когда доставленный в ОВД подозревается в совершении преступления, допустим, разбое или краже, то в отношении такого человека действуют статьи 91 и 92 УПК РФ, которые трактуют порядок задержания. Тут важно, что как только дознаватель составил протокол о задержании, подозреваемого должны моментально перевести в ИВС, где он будет получать продукты питания, спать в человеческих условиях, где будет свет, душ и все прочее.

Но бывает так, что в некоторых отделах полиции протокол о задержании просто лежит, а человек заточен в душной камере с тусклым освещением двое-трое суток. Без еды! С людьми так не обращаются, у меня собака лучше живет.

Как я уже говорил, я езжу с проверками уже полгода, поэтому на глаз могу определить, 40 минут человек находится в зарешеченной комнате или больше.

ВЗГЛЯД: Как выглядели люди, заявившие, что их держат в камере шесть часов?

П. П.: Они были потрепанные. Как будто КамАЗ по ним проехал. И еще сказали мне, что их в туалет не отпускают. Так вот полицейские заявили мне, что эти люди сидят за решеткой 40 минут. Я попросил показать мне книгу доставленных. На что мне ответили, что я не имею права ее смотреть.

После этого я достал свой iPhone, чтобы снять происходящее на видео, и сказал: «Завтра будете все у меня давать объяснения в УСБ (управление собственной безопасности МВД — прим. ВЗГЛЯД). Я вам объяснил, на каком основании действую я, теперь вы мне на видео скажете, на каком основании вы мне отказываете в проверке».

Однако снять мне не дали. Один полицейский упер в меня автомат и начал выхватывать iPhone. Двое других меня прижали. А потом старший оперативный дежурный Юсупов написал в моем бланке проверки, что это я был неадекватный, грубил, хамил и не показал им удостоверение. Да если я удостоверения не показал, как бы я тогда в ОВД зашел? Это что, проходной двор?

Да, и еще. После всего описанного Юсупов дал сержанту с автоматом видеокамеру, и тот начал снимать происходящее. А полицейские моментально превратились в душек, вежливо заявили мне, что не имеют права показывать книгу задержанных.

После этого я позвонил дежурному по городу Трямкину, который встал на сторону сотрудников ОВД «Китай-город». Подтвердив, что я не имею права смотреть книгу задержанных.

ВЗГЛЯД: А в других отделах полиции вам ее показывали?

П. П.: За те полгода, что я занимался проверками, мне эту книгу везде показывали. Я записываюсь в журнал проверяющих, о том, что я проверял, говорят на селекторах и разводах. Во многих отделениях полиции начальники выходят встречать! Никогда таких казусов не возникало!

ВЗГЛЯД: На что ссылались полицейские при отказе показать книгу задержанных?

П. П.: Они сказали: «У нас есть приказ начальника УВД округа». Как можно соотносить указ президента от 23 мая и федеральный закон «О полиции» с приказом начальника округа?

Я считаю, что такие подлые, хамоватые сотрудники полиции, настоящие бандиты в погонах, перечеркивают крест-накрест все желание президента реформировать правоохранительную систему. Я так полагаю, что это те подлецы, которые остались после чистки.

ВЗГЛЯД: Что произошло после разговора с Трямкиным?

П. П.: Он дал команду полицейским из ОВД «Китай-город» показать мне камеры. Зашел я в эти камеры. Я в Бутово таких не видел! Это Ильинка — от Кремля пять метров!!! Все воняет мочой, в одной камере нет света, все в грязи, лежат какие-то баннеры коммерческие. Туалет был закрыт. Исходя из стоявшей ужасной вони, я сделал вывод, что людям приходилось справлять нужду прямо в камере.

ВЗГЛЯД: Как отреагировали на случившееся в ГУ МВД по Москве?

П. П.: В 23.55 я прибыл на Петровку, 38 и написал заявление на имя Колокольцева. Сегодня в 9.50 я приехал в приемную к Колокольцеву. Но мне там сказали, что ни глава ГУ МВД по Москве, ни его замы принимать меня не будут. Но меня заверили, что в течение трех суток я получу официальный ответ. Факты, изложенные в моем заявлении, проверяют серьезные люди.

Но я уже написал письмо на имя главы МВД, обратился повторно к Колокольцеву и подключил Общественную палату и Совет Федерации.

ВЗГЛЯД: Чем, на ваш взгляд, должна закончиться эта ситуация?

П. П.: Ответственный от руководства ОВД «Китай-город» Лепешкин должен получить строгий выговор и, возможно, понижение в звании. А сержант Данилочкин, который прыгал на меня с автоматом, и старший оперативный дежурный ОВД «Китай-город» Юсупов должны быть как минимум незамедлительно уволены из органов полиции. Как максимум они должны быть привлечены к уголовной ответственности. В понедельник я подаю на этих двух товарищей в суд.

Если все это ничем не кончится, то я вообще не вижу смысла своего нахождения в Общественном совете при МВД. Когда ты выполняешь поставленные президентом и министром задачи, а тебе не только лупят по рукам, но и угрожают, это ненормально. Причем угрожают сотрудники полиции.

Если виновные не будут наказаны, то я уже всерьез задумываюсь поменять страну для места жительства. Потому что я не хочу, чтобы так, как эти два парня, на шесть часов за решеткой случайно оказались мои дети. Я верю президенту и министру, но не верю тем, кто реализует поставленные президентом и министром задачи. Впрочем, большинство отделов полиции представляют достойные и порядочные сотрудники, и я реально заметил после реформы улучшения в общении сотрудников полиции с гражданами, в оформлении уголков заявителей — это реально есть.

Но с таким жирным минусом, почти преступлением я столкнулся вчера. И где? В пяти шагах от Кремля.