«В таком виде Совет Федерации нам не нужен»

Владимир Шумейко, Владимир Рыжков и Михаил Краснов о роли Верхней палаты российского парламента

21 сентября ожидается избрание Валентины Матвиенко спикером Совета Федерации. Узнав об этом, простые россияне, почесав в затылке, вероятно, попробуют вспомнить: а чем, собственно, занимается этот орган?

Многие припомнят, как на исходе 90-х в Совфеде окопалась «губернаторская фронда», которая бросила вызов Кремлю и отказалась уволить генпрокурора Ю. Скуратова. Но с той поры много воды утекло. На ковровых дорожках здания на Б. Дмитровке давно простыл след матёрых «губеров» и красноречивых спикеров региональных парламентов, из которых СФ формировался в 1996-2000 гг., и уж тем более сенаторов первого призыва (1994-1995 гг.), избранных туда населением. С десяток лет в верхней палате парламента заседают, по сути, назначенцы — посланцы исполнительной и законодательной властей регионов. Люди разные и сами по себе зачастую неплохие. И яркие, и совсем не известные широким массам.

Весьма неглупые (на 166 человек 1 академик, 35 докторов наук, 78 кандидатов, 14 профессоров), очень небедные (в списке 100 богатейших семей властной элиты, составленном «АиФ», каждая пятая — семья сенатора), с большим послужным списком.

Тут и бывший советский премьер Н. Рыжков, бывший главный фискал А. Починок, бывший шеф ГАИ В. Фёдоров, бывшие губернаторы К. Титов, Э. Россель, Н. Максюта и др., бывшие спортивные звёзды В. Фетисов и Л. Тягачёв… Да и новый спикер В. Матвиенко тоже, выходит, «бывшая» — губернатор, полпред, вице-премьер. Но о чём говорит это средоточие бывших в одном месте? Уж не о том ли, что это совсем не то место, где вершатся судьбы российской политики?

При слове «сенатор» представляются римские тоги и суровые лица государственных мужей (жён) — лучших из лучших в Отечестве. По Конституции у них действительно огромные полномочия. В отличие от Думы Совфед нельзя распустить. Зато он может отклонять принятые Думой законы, решать вопрос о применении армии за пределами РФ и введении чрезвычайного положения, отрешать от должности президента, назначать генерального прокурора и высших судей и пр. Но… «Мы слишком часто идём на компромисс и редко отклоняем недоработанные законы… Статус члена СФ стал непонятен… Ротация колоссальная, поэтому члены СФ стали осторожнее… Совет Федерации становится декоративным органом». Не поверите, но это написано на сайте самого Совфеда, а слова принадлежат одному из сенаторов — С. Лисовскому.

О боевом прошлом и бледном настоящем верхней палаты свидетельствует статистика её работы. Если в 1996-1999 гг. из 1045 принятых Думой законов СФ отклонил 141, то в 2000-2003 гг. из 781 — только 61, в 2004-2007 гг. — всего 27 из 1087. В 2008-м сенаторы осмелились завернуть лишь 1 (!) закон из 332, в 2009-м — 7 из 394… Означает ли это, что депутаты Госдумы стали работать безупречно? Нет. С. Миронов в бытность спикером как-то жаловался на коллег из нижней палаты: ещё, мол, не успели вступить в силу поправки к закону, а думцы уже принимают поправки к этим поправкам! У судей голова кругом идёт — не знают, какими нормами руководствоваться. Но Совфед пропустил через себя целую кучу законодательного сора. Не остановил ни монетизацию льгот, ни скандальный закон об обороте лекарств, ни многие другие сырые инициативы. Почему? Времена изменились: начальству (а львиную долю законов «двигает» исполнительная власть) перечить не принято, даже когда оно ошибается. Эксперты видят лишь один способ повысить авторитет палаты: вновь доверить её формирование не чиновникам, а рядовым избирателям. В конце августа возможность такой реформы допустил Д. Медведев: «Это было бы неплохо…»

Но пока эта идея обсуждается, те же депутаты Госдумы занялись куда более приземлённым делом. На днях они приняли в 1-м чтении закон, позволяющий им без лишних проволочек (т. е. без необходимости избираться сперва в какой-нибудь городской или сельский совет, как пришлось той же В. Матвиенко) прямиком из нижней палаты переходить в верхнюю. Ведь премьер В. Путин пообещал наполовину обновить фракцию «ЕР». Сколько уважаемых людей останутся за бортом, не идти же им на биржу труда? В том, что Совет Федерации и этот закон безропотно одобрит и откроет двери для обезДумевших коллег, сомневаться не приходится.

Мнения экспертов

Владимир Шумейко, полпред правительства Калининградской обл. в федеральных органах власти, 1-й спикер Совета Федерации (1994-1996 гг.):

— 1-й состав СФ избирался народом. А человек избранный самостоятелен и отвечает только перед избирателями.

Грубо говоря, может далеко послать тех, кто пытается ему указывать. Мы за 2 года вернули Думе больше 280 законов… Сейчас в Совфеде немало профессиональных людей, но они не имеют свободы действий. Этот орган превратился в подобие советского ОТК (отдел технического контроля). ОТК на заводе — он же свой и может закрыть глаза на брак, лишь бы план не сорвать… Впрочем, у Валентины Ивановны характер боевой — может, она сумеет ситуацию изменить.

Владимир Рыжков, сопредседатель незарегистрированной партии «ПАРНАС»:

— Совет Федерации как орган очень нужен России, но не в таком виде! Он пропускает 99% законов, принимаемых Думой, — просто штампует, хотя должен тщательно проверять через призму региональных интересов. На местах у нас происходят катастрофы, искрят межнациональные отношения, растёт пропасть в уровне развития регионов. А нормальной палаты регионов, которая бы занималась этими проблемами, нет… Парламент как жизненно важный для государства орган отключён от управления. Дума и Совет Федерации — как два лёгких у человека, и оба «не дышат». Дума — не место для дискуссий, сенат — не место для отстаивания интересов губерний.

Михаил Краснов, профессор ВШЭ, в 1995-1998 гг. — помощник Президента РФ:

— Верхняя палата во многих странах — палата солидных, респектабельных людей в противовес политизированной нижней палате. В одной, по идее, должна «шуметь улица», и в этих страстях рождаются законы. В другой законы оценивают, отсеивая лишнее. В федеративном государстве такая палата абсолютно необходима. Представители регионов призваны не пропускать популистские законы, требующие дополнительных трат из региональных бюджетов.

Но нынешний Совфед с ролью фильтра не справляется. Возможно, поправить ситуацию удалось бы с переходом к избранию его членов непосредственно населением. Конституционных препятствий к этому я не вижу