Антон Орехъ: куда же деваются наши деньги ?

Министр транспорта Левитин отчитывался в Думе по поводу всех последних катастроф — и в целом про замечательное состояние своего бесподобного хозяйства. Министра, конечно, никто не выгонит. Так даже и вопрос не ставился. Да и я лично не жажду крови Левитина. Как не жажду крови Голиковой, на которую вывалилась очередная порция нечистот, после публикации в блоге актера Садальского. Садальский посетил в онкологическом диспансере Римму Маркову и застал там совершеннейшие руины.

Я не поленился и посчитал, сколько разных больниц я видел за последние три года. Получилось восемь. Среди них не было элитных, платных центров — больницы как больницы. Из них приличными по состоянию можно назвать две-три. А нормальной — всего одну. По остальным как Мамай прошел. И это Москва, где, как полагают, все прекрасно и народ живет словно в раю. И знакомые доктора говорят, что при всем скептическом отношении к Голиковой, не имеет никакого существенного значения останется она или уйдет. Нужны миллиарды, чтобы поднять из руин наши больницы. И эти миллиарды надо использовать с большим умом и минимальным воровством. В такой ситуации снятие министра — это бросание кости. Избирателям, аналитикам, всем сразу. Кость. Бросили — и все довольны.

С Левитиным та же история. Выходит министр и докладывает депутатам буквально следующее. С начала 90-х авиация получила 52 новых самолета. При полутора тысячах, которые парят в нашем небе. Чти 40% аэродромов не имеют нормальной взлетно-посадочные полосы. Средний возраст круизных пароходов — 45 лет. Отечественных среди них — ноль. Локомотивный парк имеет средний возраст 20-25 лет, а вместо 300 тепловозов надо закупать ежегодно 800. Притом, что 16% путей в аварийном состоянии. А 16% аварийных путей означают, что каждый шестой состав может пойти под откос — ведь 16% — это шестая часть путей, верно?

Ну так я и спрашиваю: куда пошли все те деньги, которые мы заработали на нефти. Я помню про внешние долги, про социальные обязательства, про тяжкое наследие 90-х. Это все я понимаю, но если не в 90-е, а сейчас, при правящей 12(!) лет новой власти мы не строим самолеты и локомотивы, не ремонтируем пути и аэродромы — куда идут деньги? На оборонку? Так ведь и здесь нам говорят, что новой техники нету, что все делается только на экспорт. Да и качество нашего вооружения невысокое. Тогда где все деньги? На что они пошли, если даже в совершенствование нефтегазовой отрасли, как говорят, вкладывают недостаточно.

Ну и какой смысл рубить голову Левитину, если нету новых самолетов и кораблей, нету путей и посадочных полос и никто не дает ему денег на то, чтобы все это было? И предшественникам денег не давали. И тому, кто придет после Левитина — тоже не дадут. Нет, он, безусловно говорил что-то про повышение тарифов и какую-то целевую программу, но глобально денег нет.

И что еще печальнее — нет системы, которая позволила бы потратить деньги по назначению. Без денег и без системы их эффективного расходования, какая разница как зовут конкретного министра? От такого министра лишь одна польза: уволить его в нужный момент, швырнув кость тем, на кого вы хотите произвести впечатление.