«Kommersant Plus»: потомки Киевской Руси?

Некоторые наши политики постоянно подчеркивают, что они, дескать, настоящие румыны, однако ведут себя при этом почему-то как типичные русские князья начала прошлого тысячелетия. По крайней мере, воюют в междоусобицах с таким же упоением. Помнится, русичей татаро-монголы очень хорошо проучили, разбив по отдельности. С тех пор хоть любовь к грызне осталась, но перед общей опасностью даже враги обычно все-таки объединяются.

Нам пока нашествие никакое, кажется, не грозит, однако политико-социально-экономический кризис, в который погрузилась страна, представляет не меньшую опасность. И междоусобная война нашего политического класса, продолжающаяся уже не первый год, может привести к самым катастрофическим последствиям.

Стоит заметить, что в складывающейся ситуации реванш ПКРМ выглядит даже не так страшно, как коллапс экономики. Ну «отдохнут» некоторые наши политики до следующих выборов в КПЗ, зато, глядишь, ума наберутся и выводы сделают правильные: поймут, что перманентная война не самый лучший выход для страны, и так пребывающей в кризисе.

Кстати сказать, в этом отношении показателен пример соседней Украины. Там некоторые очень высокопоставленные политики уже набираются ума-разума на скамье подсудимых. А как самозабвенно воевали между собой! Довоевались…

Но это разве что с точки зрения политической. А вот с экономической, боюсь, подобное развитие событий добра не принесет. Наша страна фактически находится на грани катастрофы, куда ее последовательно загоняли все двадцать лет независимости. И будем объективными: за восемь лет нахождения у власти ПКРМ не может похвастаться особыми экономическими прорывами.

Скорее обрывом или обвалом, начавшимся с российского эмбарго на некоторые наши товары. Кризис надвинулся потом… А при Воронине страна все глубже сползала в прореху нищеты. Поэтому нынешний якобы экономический рост слишком мал, чтобы стать «экономическим чудом», способным спасти страну. Для восстановления экономики нужны годы, а политический кризис уже сегодня может привести к новому обвалу.

В качестве аллегории: порой Молдавия напоминает мне несчастную козу, которую бедовый хозяин застолбил на короткой веревке посреди роскошного зеленого луга, а сам допился до чертей. Нет, сначала коза была вполне счастлива – столько сочной, сладкой травы! Но прошло время, и вот уже несчастное животное мечется по утрамбованному безжизненному кругу, отчаянно подымая пыль… Это все, что осталось от недавнего обилия. И судьба козы незавидна – пока безответственный хозяин борется с чертями, ее уже может спасти только чудо.

Увы, наша политическая элита никак этого не может осознать и продолжает самозабвенно бороться с чертями… Обратите внимание, все эти годы перманентная борьба ведется вокруг одних и тех же вопросов, притом отнюдь не самых важных. А базис, то бишь экономика, почему-то остается на втором плане.

Уже два года страна не может выбрать президента. Весь политический бомонд, по большому счету, озабочен довольно второстепенным вопросом. Ведь если говорить прямо — эта должность в стране чисто номинальная. Так нет, обсуждаются все новые и новые варианты, как бы этак выбрать президента, политологи ломают копья в спорах и обсуждениях, привлекаются зарубежные партнеры, Конституционный суд ломает головы и, ничего не намудрив, просит помощи у Венецианской комиссии.

При этом никто из политиков не попробовал найти решение этого вопроса в несколько другой плоскости. А может быть, нам сию должность просто упразднить? Может, не надо уламывать оппозицию, да и партнеров по коалиции, проголосовать за нужную кандидатуру, а предложить им проголосовать за изменение Конституции в плане уменьшения государственного аппарата в части президентуры? И вполне возможно, политический кризис, от которого уже два года лихорадит страну, тут же рассосется…

Или вопрос языка. Это уже и вовсе похоже на фарс. Двадцать лет наши политики не могут определиться, на каком, собственно, языке говорит наша страна. При этом забывая, что это вообще проблема научная, и политикам в нее не следует вмешиваться. В конце концов, тысячи уезжающих гастарбайтеров больше озабочены изучением языка той страны, куда они едут, не найдя счастья на родине… А их дети, обучаясь в школах этих других стран, и вовсе подчас забывают родной язык, будь он хоть румынским, хоть молдавским.

Аналогичная проблема – с историей. Чем хватать друг друга за грудки в спорах, какой должна быть история и как ее называть, может, лучше бы озаботиться качеством исторической науки и соответствующих учебников? Ведь существующие – просто стыд и срам. Из них школьники узнают, что Штефан чел Маре любил мамалыгу. Очень патриотичная подробность, да вот беда: тогда Колумб еще только плыл в Индию (а попал в Америку), так что кукурузы, а значит, и мамалыги в Молдавии быть не могло по определению.

И так практически во всех наших политических междоусобицах. Даже вопрос об интеграции в ЕС может оказаться не столь существенным. Более того, такая недостижимая пока радость встречи с европейскими ценностями может быстро смениться унынием. Одно дело быть «европейцем» в гостях, в роли официанта, другое дело – войти в Европу и оказаться в роли того же официанта.

Все прибыльные места в ЕС давно принадлежат старожилам: англичанам, немцам, французам, итальянцам, испанцам, бельгийцам. Кем стали в «братской семье европейских народов» свежеприбывшие болгары, румыны, поляки? Ответ известен. Гражданами второго сорта. А у граждан второго сорта может появиться прислуга третьего сорта из числа наших сограждан, готовых выполнять совсем уж грязную и низкооплачиваемую работу. Особенно в условиях экономического кризиса.

Сегодня самый острый вопрос – возрождение молдавской экономики. Этим, похоже, пока озабочен только один политик — Владимир Филат. Ему, как премьер-министру, надоело наблюдать, что у нас творится на сцене политического театра, где беспрерывно идут ярые междоусобицы времен Киевской Руси до нашествия Батыя. А ведь мы уже двадцать лет и без политических баталий и прочего правящего раздрая никак на уровень «донезависимости» выйти не можем. Может, пора все-таки призадуматься, а подумав, взять и всю концепцию радикально поменять? Как говорится — в корне!..