Война неидентифицированных противников

Сегодня мы переворачиваем еще одну страницу постсоветской истории. В общем-то и так не слишком безопасный, наш мир становится еще опасней. Причем процессы на этом явно не останавливаются, они продолжают идти, и еще немало открытий чудных нам приготовит просвещенья дух. До сих пор Белоруссия (вторая половина Союзного государства) стояла как бы в стороне от основных геополитических напряжений. Она не вела, как Россия, войну на Кавказе, ничего не слышно тут было о мусульманском факторе, а низкая плотность населения (9,5 млн человек на 207 560 кв. км) гасила все внутриполитические проблемы. Несмотря на растущее недовольство авторитарным правлением и близость к более состоятельному Западу, оттеняющего убогость местной диктатуры, социальный протест в этой республике не разгорался – человеческих веток не хватало, что в глазах одних помещало эту страну на более низкую ступень своего политического развития, другим позволяло говорить о заповеднике советского социализма.

Однако 11 апреля 2011 года (снова какая-то магия в числах заставляет вспомнить 9/11) некий символический рубеж был перейден. Сегодня и эта «недоразвитая социальность» обзавелась своим полноценным терактом. Что в каком-то смысле можно считать «прогрессом», во всяком случае – взрослением. Ведь с собственным террористическим подпольем суперпрезидентская республика перешагнула совершеннолетие и начинает клониться к нормальным «болезням старости». Теперь Минск заживет точно такой же жизнью, как Москва, как все европейские столицы – в пронизывающем массы страхе и всеобщей полицейской паранойе. Единственно, что, может быть, отличает Минск от Европы – пока совершенно непонятно, с кем война.

Впрочем, эта неевропейскость характерна не только для Белоруссии, но в еще большей степени и для главного локомотива постсоветской истории. Россия также сражается непонятно с кем. С тех пор, как законодательно запретили сепаратистам высказываться в СМИ, правую, левую, либеральную и националистическую оппозиции загнали в политическое гетто, а аналитики, опасаясь от обвинений в нелояльности, отказались от языка политической искренности, враг как бы «исчез». Власти некогда мятежных регионов, сравнивая путина с Аллахом, демонстрируют по отношению к Центру патриотизма даже поболе, чем жители центральных регионов. Но зато террористы теперь и везде. Теперь это люди без лиц, без штабов, без знамен, без лозунгов. Одним словом, выродки, недочеловеки. Они прячутся в лесах, горах, городах. Причина их ненависти неизвестна, террористический месседж невнятен. Как в Ливии, их жгут напалмом, обстреливают с самолетов и долго разбираются с останками: это рука Удугова или нога Умарова?

Так, значит, это и есть война цивилизаций? Война Запада и Востока? Война ислама и христианства? Война их и нас? Неизвестно. Но теперь в этой неразберихебудет так же и Минск.

Начало всех следствий – вранье. Уже получен портрет взрывника (потом он, конечно, изменится до неузнаваемости, кавказец превратится в славянина), уже кто-то схвачен. Уже известно, где лежала бомба (может в сумке под лавочкой, а может, под эскалатором). Уже понятно, какая это была бомба и то, что взорвали ее при помощи радиоуправляемого устройства. И уже арестованы злостные распространители слухов в Интернете.

Батька просил, чтобы новости о расследовании шли непрерывным потоком – вот они и идут. Силовики роют копытом и привычно пихают в информканалы все, что взбредает в голову.

Однако «вы-с сами и взорвали-с!» — услышано было чуть ли не с первых секунд, для чего не нужно следствия, не нужно сложной экспертизы, достаточно лишь подозрений. За: какой ненормальный, без гебешного прикрытия, полезет на самую охраняемую станцию метро вблизи с президентским дворцом? Против: любой теракт делегитимирует власть, и вряд ли Батька сам станет таким варварским способом укреплять свою диктатуру.

Впрочем, очевидна и уязвимость любого набора аргумента. На самом деле сумку с бомбой поставить под лавочку может любой обиженный идиот, от чего не застраховано ни одно метро в мире. И согласитесь, метро – не дворец, рядовые центурионы даже самых жестких диктатур работают здесь спустя рукава.

Не выдерживает критики и контраргумент о имманентно присущем Белоруссии вегетарианстве. Мы б в это поверили, если бы только что по нашему телевидению не шли передачи о белорусских «эскадронах смерти». А где эскадроны смерти, там и метро недолго взорвать, сам Лукашенко в метро не поедет.

Несостоятельны утверждения белорусского официоза и о том, что теракты устраивают некие внешние силы, которым кость в горле белорусская стабильность. Во-первых, опять же преувеличена стабильность, поскольку замечены перебои с валютой и основными продуктами питания. Во-вторых, Белоруссия не ведет никакого реального соревнования ни с какими внешними силами. По большому счету, будет ли в Белоруссии стабильность или не будет, интересно одной Белоруссии.

Вряд ли верно утверждение о попытках делегетимировать взрывом режим Лукашенко. Взрывом случайных прохожих режим явно не делегетимируешь. Зато мобилизация как бы уже налицо. Если в России еще только рассуждают, отключать ли Интернет, Scype, ICQ в случае чрезвычайного положения, то в Белоруссии, пожалуйста, кейс: случилось чрезвычайное, и уж похватали сеющих панику злоумышленников. Значит, надо глушить однозначно!

Как и везде в мире, взорвать метро может псих, не решивший свою частную проблему, но так же понятно и то, что проблема всего постсоветского пространства – вялотекущая гражданская война множества неидентифицированных противников. Время от времени на эту войну рекрутируют психов.