Парадокс «недостойного врага»

Сколько было аргументированных богословских разборов, сколько научных статей историков церкви, сколько публичных выступлений уважаемых в патриотической среде лиц … И ни одно из них не поколебало планов патриарха, ни одно не заставило перейти на бесогонскую риторику, столь неорганичную для имиджа просвещенного владыки! Думается, что во всей этой истории сработал парадокс «недостойного врага». Только недостойный враг, которого и выпороть–то противно, с которым и мысли нет полемизировать, может спровоцировать такую масштабную мобилизацию.

672 посетителя приняли участие в опросе «Как необходимо поступить с участницами панк-молебна в XXC?» Большинство проголосовавших хотели бы выпустить заключенных и «публично высечь». Отсюда понятна необходимость «раздеваться» или молиться публично – наибольшим спросом пользуется у благочестивых граждан именно провокация, удовлетворить верующих может лишь публичное обнажение. Другая часть предлагает «засадить по полной» — по-видимому, именно этот путь изберет следствие, хотя это и потребует дальнейшего искажения материалов следствия и вброса сфабрикованной информации. Этот процесс уже начат, за этим дело не станет. Незначительные и равные в процентном отношении голоса были отданы за предложения «отпустить из милости» и «оправдать». Нашлись и те, кто хочет высечь их прямо в КПЗ и добиться церковного покаяния.

Уже сейчас можно сказать, что сторонники патриаршего наказания обречены на успех. Это наш прогноз – участницы получат максимальные неусловные сроки, и на этом меры не будут исчерпаны. Тем не менее, Патриарх поднимает прихожан 22 апреля на беспрецедентные и неканоничные мероприятия, включающие молитвы перед оскверненными иконами и крестом, призванные продемонстрировать противостояние антицерковной кампании. Несмотря на то, что для большинства православных оказалось и так очевидным, что произошло «богохульство» (хотя доказательств последнему нет), которое является частью организованной кампании, Высший Церковный Совет стремится вписать панк-молебен в череду осквернений, которые «как по заказу» последовали вслед за скандальным молебном. Да и почему «как» по заказу? Вблизи любой святой обители непременно содержатся штатные «сатанисты» призванные при случае вписать любые обстоятельства в планы «ритуальных преступлений».

Вы спрашиваете нас – зачем мы придем такое значение обстоятельствам этого ничтожного инцидента? В самом деле, ничтожность повода повода очевидна. Дело Pussy Riot – заведомо проигранное для обвиняемых, это такой удобный, такой скомпрометированный в глазах масс верующих враг. Вот и мы, в свою очередь, присоединяемся к вашему вопросу – зачем патриархия придает ТАКОЕ значение этому инциденту, заявляя с амвона, что панк молебен был командой «фас» для сатанинских сил и т.д. Не много ли чести «блядям и дурам», как вы называете обвиняемых?

Думается, что во всей этой истории сработал парадокс «недостойного врага». Только недостойный враг, которого и выпороть–то противно, с которым и мысли нет полемизировать, может спровоцировать такую масштабную мобилизацию.

Сколько было аргументированных богословских разборов экуменических экзерсисов нынешнего патриарха, сколько научных статей историков церкви, сколько публичных выступлений уважаемых в патриотической среде лиц – генерала Квачкова, например, оценившего назначение местоблюстителем митрополита Кирилла как величайшую трагедию! Не говоря о внутрицерковных скандалах – типа «проекта Диомид» или кампании против иг. Петра (Кучера).

И ни одно из них не поколебало планов патриарха, ни одно не заставило перейти на бесогонскую риторику, столь неорганичную для имиджа просвещенного владыки!

Но если и ТАКИЕ – с тараканами да с компроматом да без крыши – голос подняли – то это уже нельзя терпеть, это надо добивать до конца.