Частная армия: шаг в пропасть или к порядку?

Тема наёмничества перекочёвывала из века в век, оставаясь актуальной в любое время, тем более, учитывая извечно неугасаемое желание одних людей за собственные интересы лбами сталкивать между собой третьи стороны. Многотысячные армии наёмников являли собой великую силу, наводившую ужас на вероятного противника своей жестокостью и купленной беспринципностью.

Совсем недавно президент В.Путин заявил, что в России в скором времени могут появиться корпоративные армии, то есть частные военные компании (ЧВК). Вероятно, он имел ввиду дальнейшее развитие и без того расплодившихся сегодня многочисленных оснащённых самым современным оружием служб безопасности. Хотя…

Надо заметить, что подобная мысль опять же была позаимствована у Запада: взять хотя бы того же охранного «монстра» мировых масштабов — G4S («Джифорс») с его 625-тысячной армией наёмных сотрудников. Иными словами, заявление ныне пропиаренного г-на депутата Гудкова о нерентабельности охранного бизнеса – ничто иное, как блеф и способ отвести соответствующие органы от собственного кошелька. На самом деле, это весьма востребованный и крупный бизнес с миллиардным оборотом.

К сведению. В 1960-е годы внутренние перевороты, в основном, устраивались силами небольших наёмных отрядов (порядка 50 человек). К примеру, в период с 1961 по 1963 г.г. подобные отряды, но численностью до 3 тысяч, вели войны с контингентом ООН в конголезской провинции Катанга. Однако большая часть наёмников в той же Родезии входила в состав регулярных армий, не образовывая каких-либо самостоятельных структур.

Но уже в 1970-х число «солдат удачи» значительно увеличилось, а часть государственных внешнеполитических функций и задач перешла в руки «частных армий». На основании контракта с государством-заказчиком корпорации обязались создать и подготовить высококвалифицированную и сверхэффективную военную силу, способную безоговорочно выполнять любые приказы для подавления как внутренних, так и внешних конфликтов. Например, компания Vinnell Corp. (Northrop Grumman) в 1974 году заключила контракт почти на $500 млн. c руководством Саудовской Аравии. Их задача была переподготовить национальную гвардию, укомплектованную привилегированными бедуинами, создав профессиональную армию, надёжную опору и защиту династии Аль-Саудов, важнейшего союзника США.

Уже в 90-х частные военные компании стали принимать участие в широкомасштабных военных действиях по всему миру. Причём подобного рода кампании велись в разных уголках мира одновременно. Тому пример -южноафриканская Executive Outcomes, которая с 1994 по 1996 г.г. одновременно вела войны в Анголе (с отрядами УНИТА) и осуществляла антиповстанческую деятельность в Сьерра-Леоне. А «навыки и умения» американской компании MPRI способствовали захвату сербской Крайны, в результате чего республика в трёхдневный срок перестала существовать. И многочисленные «победы» албанских боевиков в 1998-1999-м в Косово – тоже их «заслуга».

Но всё же золотая веха в эволюции частных военных компаний несомненно началась с 2007 года, когда США двинулись на Ближний Восток – в Ирак. В общей массе в иракской кампании, помимо 160 тысяч регулярных войск, также было задействовано порядка 126 тысяч «независимых частных боевиков». Надо заметить, что и в Афганистане численность «солдат удачи» была на порядок выше численности сил регулярной армии США.

Сегодня значимость частных охранных (военных) компаний в мире неумолимо растёт. А с этим растёт и их уверенность в собственной безнаказанности и всемогуществе. Сотрудники ЧВК охраняют высокопоставленных чиновников и представительства, международные аэропорты и электростанции, газовые и нефтяные месторождения, склады с оружием и тюрьмы. Они осуществляют разведку, «борются» с наркоторговцами, сопровождают конвои, занимаются тыловым обеспечением, переквалификацией и обучением войск. В их компетенции охрана радаров ПРО и космодромов, подбор и закупка технических средств и вооружения для стран-заказчиков, проведение военных реформ и управление армиями. Не секрет, что военная доктрина Грузии, – творческий результат той же американской MPRI.

ЧВК обладают всеми необходимыми современными средствами ведения боя: огромным армейским контингентом, военно-транспортными самолётами и вертолётами, оснащённым сверхсовременным оборудованием. У них даже есть собственные подразделения, ведущие разработки в сфере танкостроения и беспилотных летательных аппаратов. Это мощная индустрия, направленная на оперативное военное воздействие, способная на поражение не только вероятного противника, но и уничтожение собственного народа. Оно и не удивительно, ведь рынок околовоенных услуг составляет многие сотни миллиардов долларов, что абсолютно несопоставимо с военным бюджетом РФ.

Мировой опыт доказывает, что особая заинтересованность государства в ЧВК стимулирует рост наглой распущенности и веры в безнаказанность у самих наёмников. В 2006 году одурманенный алкоголем боец «Блэкуотера» цинично расстрелял охранника вице-президента Ирака. Кроме увольнения и ссылки за пределы страны никакого другого наказания стрелок не понёс. В 2007-м сотрудники всё того же «Блэкуотера», охранявшие дипконвой, спровоцировав перестрелку в центре Багдада, убили почти два десятка невинных мирных жителей. Была проведена проверка компании, в ходе которой выяснилось, что наёмники принимали активное участие ещё в двух сотнях перестрелок, первыми открывая беспорядочный огонь. Компанию временно лишили лицензии, но уже через неделю её руководители получили очередной правительственный контракт. Ещё одна немало известная ЧВК — KBR – была уличена в уклонении от налогов и повальной коррупции. Отмечу, что они и по сей день ведут активное сотрудничество с государством.

На Западе широко известно ещё одно направление в частном военном бизнесе — частные разведывательные компании (ЧРК). Чем занимаются эти «товарищи», я думаю, объяснять не надо, но одно ясно: промышленный и военный шпионаж, торговля разведданными «корпоративным клиентам» — их конёк. И всё это «во благо эффективного сотрудничества с бизнесом в сфере обеспечения национальной безопасности»…

Насколько сильно заявление г-на Путина о появлении в России подобного рода «бандитов с большой дороги», покажет время. Одно ясно: всё это направлено на усиление уже существующего в стране полицейского режима и укрепление тоталитарных позиций действующей вертикали власти.