Чарльз Тэйлор, кошка Мохнаткина и пакостность натуры

Что общего между судом в Гааге над экс-президентом Либерии Чарльзом Тэйлором и нашими тюремными властями, отказавшимися выпустить вместе с Сергеем Мохнаткиным прирученную им кошку?

Давным-давно, когда я еще был в аспирантуре, на нашей кафедре работал преподаватель, отличавшийся не только тем, что был неисправимым интриганом, но и склонностью говорить и делать гадости людям даже тогда, когда это вредило ему самому. Однажды, после его очередной выходки, он провалился на выборах в местком. Я спросил у моего научного руководителя профессора Беляева, почему NN так глупо себя ведет, и ответ был: «Георгий Ильич, по врожденной пакостности натуры».

За плечами бывшего либерийского диктатора Тэйлора — бурная и кровавая жизнь полевого командира во время гражданской войны, прославившегося зверствами, а затем разбоем и бесчинствами в соседней африканской стране Сьерра- Леоне (именно за это его и судит ооновский трибунал в Гааге). Уничтожив своих соперников, матерый гангстер решил стать законным президентом. И Либерия была покрыта плакатами с придуманным им самим лозунгом: Charles Tailor killed my father, Charles Tailor killed my mother, and I’m voting for Charles Tailor (т.е. Тэйлор убил моего отца и мою мать, и я голосую за Чарльза Тэйлора). И что бы вы думали? Он был избран.

Тонко зная человеческую природу, Тэйлор выиграл- правда, на время. В конце концов его поймали и в Гааге могут приговорить к пожизненному заключению. Но дело в том, что он, установив в Либерии режим террора и репрессий, все равно безусловно победил бы на «выборах», зачем же нужен был такой лозунг ? А вот — пакостность натуры, желание еще дополнительно поиздеваться над людьми, унизить их до предела, показать :» Что хочу, то и делаю, и плевать на всех хотел».

Начальство колонии в Тверской области, конечно, было в бешенстве от того, что президент Медведев помиловал Мохнаткина, оттрубившего большую часть срока, данного ему по совершенно надуманному обвинению. Что делать — пришлось со скрежетом зубовным отпустить. Но хоть как — то напоследок поиздеваться надо- и вот нашли способ: не разрешили освобожденному узнику взять с собой кошку, которую он в колонии вылечил от травмы и с которой подружился. Та же пакостность натуры, мелочная злоба, желание показать, что вот они — начальники, а он- дерьмо, пусть даже его освободил сам президент. И еще неизвестно, кто в этих —разумеется, совершенно несопоставимых по масштабу историях- выглядит более омерзительно.