Эксперт: мы имеем дело с политическим абсурдом

Взрыв в минском метро — событие загадочное не в меньшей степени, нежели злодейское. В XXI веке мы начинаем привыкать к тому, что в политике грань между добром и злом становится практически неразличимой.

Взрыв в минском метро — событие загадочное не в меньшей степени, нежели злодейское. В XXI веке мы начинаем привыкать к тому, что в политике грань между добром и злом становится практически неразличимой. Но при этом мы по-прежнему не отказываемся от того, чтобы в любом политическом акте предполагать некий (не обязательно «здравый», кстати) смысл. В данном же случае все выглядит так, будто мы имеем дело с политическим абсурдом.

Задаваясь традиционным для таких случаев вопросом «кому выгодно?», едва ли возможно с ходу определить бенефициара. Кто, собственно, тот аноним, который, убив и покалечив пару сотен ни в чем не повинных людей, сейчас удовлетворенно потирает свои поганые ручонки? И в чем конкретно состоит его удовлетворение?

Белорусские спецслужбы в качестве одной из версий теракта рассматривают действие психически невменяемого человека. Это, как представляется, именно от бессилия. Не в том смысле, что не смогли предотвратить. А в том, что бессильны уловить в этом взрыве хоть мало-мальски понятный смысл.

Но выдвинутая от бессилия эта версия, на мой взгляд, точно так же не добавляет смысла. Ну, попробуйте вообразить себе психического неадеквата, который самостоятельно и совершенно тайно ухитрился изготовить бомбу на пять килограммов тротилового эквивалента, начинив ее поражающим железом. И который затем хладнокровно, безбоязненно и строго в расчетное время (самый пик «часа пик») размещает ее в двух шагах от президентской администрации… Не получается?

У меня тоже.

Тогда давайте пойдем методом «от противного» и зададим вопрос наоборот: «Кому это не выгодно?»

#{best_opinions}Прежде всего и главным образом — белорусским оппозиционерам. Причем всех мастей. Ведь априори очевидно, что именно они окажутся самыми первыми подозреваемыми и даже обвиняемыми. После декабрьского контрпогрома, устроенного Лукашенко, именно в оппозиционной среде вроде бы логично искать «народных мстителей», готовых на самые дерзкие ответные меры.

Верно — на самые дерзкие, но не безумные! А для оппозиции было бы прямым безумством начать мстить Лукашенко с помощью убийства собственных сограждан. До такой глупости не доходили даже гораздо более радикальные российские террористы конца XIX — начала ХХ веков. Да, они взрывали дачу Петра Столыпина вместе с десятками мирных посетителей. Но цель-то была ясна и понятна — премьер-министр! А тут?!

Нет, никакой, абсолютно никакой выгоды от этого взрыва никакая фракция белорусских оппозиционеров не могла бы даже надеяться получить. А потому искать след теракта в этой среде заведомо бесполезно.

Парадоксальным образом из бенефициаров этой подлой задумки следует исключить и президента Лукашенко. Человек, годами строящий свой привлекательный и убедительный политический имидж на принципах спокойствия, гражданского мира и безопасности, должен был бы повредиться в уме, чтобы взрывать собственный народ. Да еще после выигранных выборов.

Да, кое-какие экономические проблемы в республике обострились. Народ скупает валюту и товары первой необходимости. Но что это — симптом коллапса режима? И, самое главное, повод для инсценировки теракта? Ведь Лукашенко отлично понимает, что по отработанной еще ранее технологии — «ФСБ взрывает Россию» — все шишки будут валить именно на него?

Вот в этом пункте, мне кажется, и следует искать если не разгадку, то, по крайней мере, достоверный след совершенного преступления. Минский взрыв равно не выгоден ни оппозиции, ни власти. Но он, по-видимому, выгоден тем, кто в ближайшее время начнет раскручивать кампанию под заголовком «КГБ взрывает Белоруссию».

Так что следите за руками.