Арабские протесты могут перекинуться и на благополучные страны

Протестные движения, не первую неделю будоражащие страны Ближнего Востока, могут перекинуться на вполне благополучные страны Персидского залив и даже выйти за пределы региона, считает директор Института востоковедения РАН, профессор Виталий Наумкин. Как он рассказал на пресс-конференции 12 апреля, это может быть связано с «этническим фактором риска» — недовольством национальных меньшинств, населяющих отдельные страны региона, передаёт корреспондент ИА REX.

По словам профессора, мир столкнулся с процессом социально-политической трансформации огромного ближневосточного региона, который вполне может выйти за пределы арабских стран. «Не известно, ограничиться ли этот процесс ближневосточным регионом или он выплеснется куда-то ещё за его пределы, сейчас об этом ведётся много дебатов. На мой взгляд процесс не ограничится только арабскими странами», — сообщил Наумкин.

От рассказал, что указанная трансформация «снизу вверх», чем частично напоминает классические революции. Однако здесь существует и ряд существенных отличий, которые можно разделить на несколько «линий противостояния».

По мнению эксперта, первая отличительная черта состоит в особо остром противоречии между haves и have-nots — богатыми и бедными. «Неимущие не только лишены адекватной доли национального богатства, но также лишены достойной доли в общественно-политической жизни. Чувствуют себя обделенными, ущемленными, дискриминируемыми. В этой социально-экономической сфере мы можем назвать и безработицу, и отсутствие социальных лифтов, которые позволяют образованной молодежи иметь надежду подняться, выбиться в люди. Здесь и поднявшиеся цены на продовольствие. Тут стоит отметить, что протестные движения взорвались не в самых бедных странах», — пояснил он.

Второе отличие — это выраженная этническая линия конфликтов, что хорошо заметно по процессам, происходящим в Сирии, где проявляется «курдский фактор». «Курдская проблема существует, она не закрыта. И судя по тому, какую роль данный фактор играет в протестном движении Сирии, такое может случится и в других странах где есть курдское население», — рассказал Наумкин. Кроме того, профессор отметил возможную проблему, связанную с иракскими беженцами в Сирии и Иордании, которых, по некоторым данным, уже около 2 млн.

По мнению главы института, подобные факторы риска можно обнаружить и во вполне благополучных ОАЭ или Катаре. «Там вроде бы всё хорошо, но последние данные по населению ОАЭ показывают, что из 8,2 млн жителей страны лишь 997 тыс являются „националами» — полноправными коренными гражданами эмиратов. Это немногим более 11%, то есть из 9 жителей эмиратов только 1 национал. Есть эксперты, которые считают, что это фактор риска. Он беспокоит государства залива, которые пока проявляют иммунитет к этим движениям», — отметил эксперт.

Третий «линия противостояния» связана с обострившимся религиозным противостоянием суннитов и шиитов. «Оно характерно для такой страны как Бахрейн, где около 3/4 населения являются шиитами, которые выразили недовольство своим положением», — рассказал Наумкин.