Младича судят с гневом и пристрастием

Срежиссированный Западом политический спектакль, в который вылился суд над бывшим командующим армией боснийских сербов Ратко Младичем, набирает обороты. При этом открытым остается вопрос — насколько вердикт Гаагского трибунала может быть объективным?

Представитель канцелярии прокурора в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) констатировал, что бывший командующий армией боснийских сербов Ратко Младич виновен в проведении этнических чисток. Об этом было заявлено на начавшемся в Гааге судебном процессе по делу Младича.

Против бывшего генерала выдвинуты одиннадцать пунктов обвинения в совершении военных преступлений и преступлений против человечества, включая геноцид в период гражданской войны в Боснии и Герцеговине в 1992-1995 годах. Самыми серьезными являются обвинения в бойне в Сребренице, когда, согласно официальным данным, за несколько дней войска боснийских сербов расправились с восемью тысячами боснийских мусульман, и осада Сараево, унесшая жизни десяти тысяч человек.

Отметим, что обвинительное заключение в отношении Младича было издано в июле 1995 года. Он, также как и политический лидер боснийских сербов Радован Караджич, был одним из наиболее разыскиваемых представителей тогдашнего руководства боснийских сербов. Много лет считалось, что генералу удается ловко скрываться от международного правосудия, пока, наконец, в мае 2011 года он не был арестован чуть ли не в дачном поселке в восьмидесяти километрах от Белграда.

При этом наивно полагать, что сербские власти не знали и не могли разыскать место нахождения экс-генерала. Очевидно, что некие политические силы в Сербии до последнего удерживались от его выдачи – слишком уж неоднозначно воспринималась персона Младича общественным мнением. Одни считали и считают Младича кровавым палачом, военным преступником, другие – защитником и миротворцем, оказавшимся жертвой произвола со стороны США и НАТО.

Однако искушение сербских властей поскорее попасть в Евросоюз было настолько велико, что первым о поимке Младича доложил миру сам премьер-министр Сербии Борис Тадич и в экстренном порядке, спустя всего пару дней Младича отправили в Нидерланды для передачи Гаагскому трибуналу.

И вот теперь, после многих перипетий, связанных с различными процессуальными нормами и стремлением гаагского правосудия продемонстрировать видимость неукоснительного соблюдения законности, в том что касается состояния здоровья семидесятилетнего фигуранта процесса, срежиссированный Западом политический спектакль, главная роль в котором отведена Ратко Младичу, набирает обороты. Причем общественное мнение опять, как во время суда над бывшим президентом СФРЮ, а затем и Сербии Слободаном Милошевичем, крайне поляризовано.

Как заявил в эфире одной из радиостанций полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский, «наконец выработаны общемировые стандарты поведения. И уже ни в одной стране ни один правитель не может поступать безнаказанно, вопреки этим стандартам». По словам Барщевского, процесс над бывшим командующим армией боснийских сербов Ратко Младичем призван показать, что каждый правитель должен отвечать за свои действия.

Между тем, даже в МТБЮ отмечают, что лидеры боснийских сербов поддерживали тесные связи с президентом Югославии Слободаном Милошевичем, который пытался не допустить такого сценария распада страны, при котором сербы оказались бы в разных государствах. А, заметим, кстати, это как раз и произошло, несмотря на якобы активное противодействие такому развитию событий со стороны многих европейских политиков.

Сам же Ратко Младич заявил на предварительных слушаниях в МТБЮ, что защищал свой народ и свою страну. «Я защищал свой народ, и я не убиваю ни мусульман как мусульман, ни хорватов как хорватов, я не убиваю сейчас ни в Ливии, ни в Африке, я всего лишь защищал свою страну», — сказал бывший военный.

Очевидно, что в этнической войне победителей не бывает, как не бывает правых и виноватых. Как показал в свое время судебный спектакль, главная роль в котором была отведена Милошевичу, МТБЮ может только карать. Международный трибунал не в состоянии объективно и беспристрастно разобраться в причинах и следствиях этнических конфликтов и гражданских войн, последовавших за распадом Югославии. Но Западу это и не нужно. Нужно – как можно плотнее вовлечь в орбиту своего влияния бывшие республики СФРЮ, обеспечив тем самым свое присутствие на Балканах, а для этого хороши все средства.

Процесс над Младичем нельзя считать объективным, так как он начался с грубейшими нарушениями, утверждает завкафедрой международного права Университета управления ТИСБИ Александр Мезяев. По его словам, основной проблемой «является предвзятость председателя суда Альфонса Ори», поскольку данный судья уже выносил решения по делам соратников Младича и поэтому по правилам трибунала он уже не может считаться беспристрастным и независимым.

Кстати, согласно последней информации, в МТБЮ принято решение отложить «на разумный срок» намеченное на 29 мая начало представления свидетельств по делу, поскольку многие материалы, в том числе ключевые, были предоставлены суду «несвоевременно и не в должной мере», а в представлении свидетельств стороной обвинения были допущены «существенные ошибки», которые «могут оказать влияние на справедливость процесса, если у защиты не будет достаточной возможности изучить недавно полученные материалы».

Делать прогнозы относительно окончания судебного процесса над Ратко Младичем абсолютно бессмысленно, считает ведущий сотрудник Института экономики РАН Сергей Романенко. Вместе с тем, как отметил эксперт в беседе с корреспондентом «Росбалта», «процесс должен быть доведен до конца». «Судят не серба Младича, судят военного преступника, в равной степени виновного в преступлении перед своим народом, потому что благодаря его деятельности погибло очень много сербов», — считает Романенко.

Вопрос заключается в том, можно ли надеяться на абсолютную беспристрастность этого суда. Считается, что судьи в МТБЮ работают, по выражению Тацита «sine ira et studio» (без гнева и пристрастия). Однако пример бывшей генпрокурора МТБЮ дель Понте, во многом свидетельствует об обратном. Кроме того, как отмечают специалисты, сомнения в вынесении справедливого вердикта порождает абсолютная некомпетентность судей в вопросах состояния дел в бывшей Югославии и знаний исторического контекста.

Деятельность МТБЮ часто подвергается критике за имеющуюся в его работе необъективность, выливающуюся в более строгие приговоры в отношении сербов, чем в отношении хорватов, боснийских мусульман и косовских албанцев. Вероятно, что трибунал свои функции выполнил, причем, далеко не безупречно.