Егор Холмогоров о русском проекте и будущем Кавказа

Сегодня в России на наших глазах крепнет русское националистическое движение. Если не брать откровенных маргиналов, то идейные русские националисты представляют из себя вполне достойную идеологическую силу. И она при определенном повороте может быстро стать силой политической. Что готовят русские националисты для России? Какой политический проект они хотят реализовать в нашей стране? Какое будущее они отводят в своих проектах Северному Кавказу? Как они собираются защищать права малых и разделенных народов России? Все эти вопросы мы адресовали одному из идеологов русского националистического движения Егору Холмогорову.

– Как, на Ваш взгляд, реализация идеи русского государства для русского народа отразится на судьбе малых народов России?

– Я думаю, что на самом деле малые народы получат значительно больше возможностей для самореализации и для своего развития. Почему? Потому то на сегодняшний момент у нас, с одной стороны, существует явная неудовлетворенность русских своим положением в государстве.

Она, в общем-то, и ведет к повышению ксенофобии, например, на бытовом уровне, а не к ее понижению. С другой стороны нельзя забывать о существовании автономных республик с их правами, которые сейчас существуют в Российской Федерации. Это ведет к тому, что ущемляются не только интересы русских граждан, но и интересы малых народов, которые в этих республиках проживают.

Поскольку титульные народности в национальных республиках очень часто заинтересованы в том, чтобы сделать свое государственное пространство однородным, превратить эти свои автономии в национальные мини-государства. Естественно, они подавляют очень часто развитие меньшинств уже внутри этих автономий.

То есть, я думаю, что реализация проекта русского государства как раз для малых народов откроет больше возможностей для развития, больше возможностей для защиты своих прав и интересов. В том числе и внутри национальных республик.

– А какую роль, какую степень участия малых народов в управлении государством Вы предполагаете в рамках русского националистического проекта?

– Поскольку этот проект демократический, то он основан на двух принципах. Первый – принцип гражданского равноправия. Второй — принцип уважения к правам меньшинств в той разумной степени, в которой это имеет смысл. Сегодня, конечно, существует напряжение между русскими националистами и представителями автономных республик.

Но ведь русские националисты не претендуют на подавление иных народов, ущемление чьих-то гражданских прав. Мы добиваемся реализации законных прав на развитие русских и населяющих нашу страну народов. Но это развитие народов не может быть привязано к формированию квази-государственности на территории России в форме автономных республик.

Поскольку эта квази-государственность автономных республик ограничивает права русского народа на территории этих квазигосударств, также права малых, не титульных народов. В результате мы получаем абсолютное гражданское неравноправие у нас в стране.

А мы как раз выступаем за полное гражданское равноправие. А также за учет разумных требований и претензий на культурное и социальное развитие, которые выдвигаю малые народы нашей страны.

– А какой Вам представляется дальнейшая судьба Северного Кавказа в рамках русского государства?

– Я думаю, что он просто будет нормально развиваться. Потому что-то сейчас там этого развития нет. Та, ситуация, которая сегодня наблюдается на Северном Кавказе, — она не может считаться нормальной.

Это состояние, когда регион мечется между войнами, конфликтами, перекидывающимися из одной республики в другую. Причем эти войны в 90-е годы были развязаны, во многом, искусственно.

А с другой стороны в регионе мы наблюдаем какое-то совершенно безудержное коррупционное сверх финансирование, от которого рядовым гражданам фактически ничего не остается. Насколько я понимаю, в Дагестане те средства, которые получает республика, они до граждан вообще не доходят.

И как раз реализация концепции равноправия в рамках русского государства приведет к тому, что Кавказ будет развиваться гораздо более нормально. А на сегодня в чем ложь наших чиновников? Они говорят что, вот мы будем уделять особое внимание региону, будем выделять особые средства, реализовывать особые программы и т.д.

Фактически все эти средства по специальным программам идут исключительно на распил между самими чиновниками. В то время в рамках, с одной стороны, антикоррупционной, с другой стороны, равноправной гражданской модели, каждому конкретному гражданину каждой конкретной общности будет доставаться гораздо больше средств.

Хотя бы потому, что они просто-напросто не будут украдены. То есть, это важный факт, поскольку проект русского государства – это проект, помимо всего прочего, государства свободного от коррупции.

Вообще это в принципе главное, что надо понимать. Что основной смысл русской национальной идеи состоит не в том, чтобы у кого-то что-то отнять. А в том, чтобы не давать никому ничего ни у кого отнимать. Отсюда должно быть очевидным, что раз мы ориентируемся на русские ценности, это не значит, что мы настроены на то, чтобы отнимать у кого-то что-то в пользу русских. Мы настроены на то, чтобы ни у кого не отнимали ничего, в том числе и у русских.

– Готовы ли вы защищать интересы разделенных народов России в рамках своего русского проекта? Я имею в виду, не только русских, но и лезгин, осетин, черкесов?

– Да, несомненно. Но у нас мало кто сейчас понимает, что значит быть разделенным народом. Поскольку русские являются крупнейшим разделенным народом в мире, Разумеется, наши сограждане, которые находятся в таком же положении, они будут пользоваться сочувствием, пониманием и поддержкой с нашей стороны.

– А известно ли Вам о том, какие лишения терпят малые народы, оказавшись разделенными государственными границами, в результате распада СССР?

– Я в общих чертах себе представляю положение, в котором уже долгое время находится лезгинский народ, а также иные разделенные народы России. Я понимаю, что фактически за государственными границами России с этими народами происходит то же самое, что и в составе наших национальных автономий с малыми народами.

Поскольку те народы, которые получили те или иные свои государства, немедленно в рамках этих государств начинают предельно жесткую нивелировку по национальному признаку. И фактически проводят политику ликвидации малых народов. Это то, в чем русская политика исторически никогда не была заинтересована.

Напротив, она всегда очень дружелюбно была настроена к малым народам, к их поддержке. Собственно, именно благодаря этому малые народы на территории России выжили. И они в России развились так, как они не развились бы, окажись они на территории Германии, Франции или какой-то другой европейской страны или какой-нибудь азиатской страны.

Оттого, я убежден, что абсолютно в интересах малых народов России поддерживать как раз идеи русского национализма. Потому что именно в рамках русского политического проекта, в рамках русского национального государства они будут максимально защищены.

– Ну, и последний вопрос. Известно ли Вам, о том, что российские власти безвозмездно передали два российских анклава Азербайджану?

– Да, известно. И мы неоднократно заявляли по этому поводу протест российским властям.

– Как Вы оцениваете этот шаг Кремля?

– Я оцениваю его как сугубо негативный. Как разбрасывание государственной территорией, как полное неуважение к принципу территориальной целостности. Понимаете, я вообще возмущаюсь тем, что очень часто говорят, будто бы националисты не уважают принцип территориальной целостности.

Вот как раз этот пример и многие другие примеры показывают, что, к сожалению, как раз именно нынешняя власть гораздо в большей степени не уважает принцип территориальной целостности России, разбрасывается российскими территориями. У нас не так много, на самом деле, этих территорий осталось. Мы же будем последовательно выступать в дальнейшем за возращение всех отданных и утраченных территорий.