«Новая газета»: духовно-нравственность у нас поднялась

Запустите в Яндекс запрос «духовно…» — и вам сразу вылезет подсказка «духовно-нравственное воспитание» и 15 миллионов ответов на вопрос о том, как воспитывать школьников. Правда, ответы эти нагоняют бешеную тоску.

Что-то я в последнее время совсем разлюбила добро. Уж больно у него кулаки здоровые. Когда тебя мочит откровенное, наглое зло — это даже и не так страшно, как добро с кулаками. Впрочем, сначала кулаков не видно — добро ведет себя тихо и рассуждает о прекрасном. Только очень глупо рассуждает. Может быть, в этом все и дело: глупость добру противопоказана.

Седлаем черта — и в столицу

Собеседую недавно с принимаемыми в средние классы детьми. Девочка рассказывает о прочитанном. Барабанит, аж от зубов отскакивает: «Вакула, кузнец. Главные черты характера — мужество и решительность. Они позволяют ему добиться цели. Мы можем учиться у кузнеца Вакулы и брать с него пример в аналогичной ситуации». Короче, у кого капризная невеста просит царицыных черевичек… Ну, вы поняли, как надо поступать. Сыну в прошлой школе надо было, когда пишешь о литературном произведении, непременно ответить на вопрос «чему оно меня научило». Так и строчили: «Это произведение научило меня мудрости» — честное слово!

А то вот еще у нас в школе на научной конференции выступали две глазастые барышни из большого города на Волге. Прослушав доклад ровесника о «Парфюмере» Зюскинда, они строго спросили автора: а в чем практическая ценность вашей работы? Оказалось, милые волжанки уверены: цель науки — служение народу, цель литературоведения — дать рекомендации по чтению: это полезно делать, а это неполезно. А литература зачем нужна, спрашиваю. Отвечают: для того чтобы задуматься о том, как ты живешь, и изменить свою жизнь. Все просто и понятно. Тут я свернула дискуссию, потому что когда ты встречаешься с Добром и Светом, лучше отойти с дороги, чтобы не сшибли. И ладно, бог с ними, с тем же Зюскиндом, Бодлером или Кузминым: они, ясное дело, хорошему не научат, запретить — и дело с концом. Но как быть с «Илиадой»? Что делать с «Медным всадником»? Куда девать «Шепот, робкое дыханье…»? У них же нет никакой практической полезности, одна бесполезная красота.

Когда глазастые девочки перешли к практической части своих работ, которые посвящались изображению школы и семьи в современной литературе, мне стало страшно. Они констатировали, что в современных произведениях «льются потоки негатива», наличествует клевета и оскорбление, требовали призвать к ответу писателей, очерняющих светлые образы учителей и матерей, и не давать детям в руки конкретные книги.

Нет, к девочкам вопросов нет. Они — просто хорошие дети, которые искренне стараются воевать на стороне Добра и Света так, как их научили. Так и нас учили, и тех, кто до нас; за всем этим добром угадываются даже не советские методисты из роно, а канувшие в Лету народники, позитивисты, просветители, борцы с самодержавием, в белом венчике из роз Луначарский-наркомпрос. Идея воспитывать народ, не давая ему вредных книг, изымая их из библиотек и призывая авторов к ответу, — не вчера родилась и не завтра умрет; не стоит, наверное, даже напоминать читателю осенние баталии на тему пропаганды педофилии в «Лолите».

Беда в том, что и на новом историческом витке новое поколение с энтузиазмом носится по граблям, уже избеганным вдоль и поперек поколениями их предков. Пионерия, «светлый образ учителя», гражданско-патриотическое воспитание… back to the USSR, как будто никак иначе нельзя научить ребенка любить жизнь и людей.

«Чем красивы люди вокруг нас»

Альтернатива безнравственности и бездуховности — это, ясное дело, духовно-нравственность. Я однажды была на крупной конференции общественных организаций, посвященной семейным ценностям. Там так и говорили докладчики — через черточку. «Десять лет я положила на то, чтобы духовно-нравственность у нас поднялась», — сообщила председатель общественной организации из подмосковного городка.

И она таки поднялась. Как на дрожжах. Запустите в Яндекс запрос «духовно…» — и вам сразу вылезет подсказка «духовно-нравственное воспитание» и 15 миллионов (я не шучу, пятнадцать миллионов!) ответов на вопрос о том, как воспитывать школьников духовно-нравственными в рамках отдельно взятой семьи или школы. Правда, ответы эти нагоняют бешеную тоску.

Вот фрагмент программы духовно-нравственного воспитания, взятый с сайта сельской школы в Ярославской области (тыкать пальцем не буду, документ не лучше и не хуже миллионов других таких же). Для воспитания гражданственности и патриотизма — «проведение бесед о подвигах Рос­сийской армии, защитниках Отечества, подготовке и прове­дении игр военно-патриотического содержания, конкурсов и спортивных соревнований, встреч с ветеранами и военнослужащими» и «ознакомление с биографиями выпускников, явивших собой достойные примеры гражданственности и патриотизма». Для «воспитания нравственных чувств и этического сознания» — «экскурсии в места религиозных богослужений», проекты, посвященные истории семьи, беседы «Красивые и некрасивые поступки», «Чем красивы люди вокруг нас»… «стремление к опрятному внешнему виду»… «высадка растений, создание клумб»… «посещение конкурсов исполнителей народных инструментов»… беседы о «возможном негативном влиянии компьютер­ных игр, телевидения, рекламы на здоровье человека». Может быть, все эти проекты пишут чудесные, добрые, веселые люди. Может быть, они способны не просто создавать клумбы, а зажечь всех окружающих идеей сделать село цветущим садом. Но мы ведь все прошли в детстве через все эти конкурсы строя и песни, через беседы о красивых поступках… и знаем, что в смысле духовно-нравственности они способны только набить оскомину.

Запрещается запрещать

Ничего небанального, нешаблонного, ничего живого, ничего радостного предложить воинам Добра и Света почти нечего, но запрещать — это всегда пожалуйста. Книги, выставки, общественные акции — все запретить, как бы не вышло развращения молодежи.

В минувшие пасхальные дни Союз православных женщин Новосибирской области обратился к общественности с призывом: Отечество в опасности! «Нарастающий вал безнравственности, бездуховности, безразличия к проблемам духовно-нравственного и гражданско-патриотического воспитания — все это способно разрушить как жизнь отдельного человека, так и всю страну» — сказано в обращении. «Если подобное антивоспитание детей и молодежи будет так продолжаться, то скоро мы услышим: «Долой стыд!», «Долой совесть!», «Долой закон и порядок!». Апофеозом этого безумного процесса развращения детей и молодежи будут плакаты, которые носила по Парижу в 1968 году вконец распоясавшаяся молодежь: «Запрещается запрещать!», «Скука контрреволюционна», «Культура — это жизнь наоборот», «Товарищи! Любовью можно заниматься и в школе политических наук, а не только на лужайке»…

Одним из поводов для обращения православных женщин к общественности стали «сомнительные выставки», на которые детей «продолжает завлекать шоу-бизнес» (должно быть, выставка эротических гравюр Пикассо, наделавшая в Новосибирске шуму, и гельмановская выставка «Родина», которую недавно запретили городские власти, — с пресловутыми куполами-клизмами). Среди подписавших обращение — несколько педагогов. Они искренне не видят связи между борьбой за Добро и Свет путем запретов и требованием «Запрещается запрещать».

Добро и Свет изначально обаятельны, к ним не надо тянуть за уши. В рай не загоняют палкой. Чтобы в саду росли цветы, надо их там посадить и выращивать, а не только вытаптывать сорняки. Православие само по себе — это живая религия красоты, любви, душевной полноты. Как получается у моих единоверцев сделать из счастливой и радостной веры религию запрета, начальственного окрика и уголовного преследования? Как выходит у моих коллег сделать из чуда литературы убогие уроки духовно-нравственности? Переходи на светлую сторону, у нас есть административный ресурс, план воспитательной работы и желание заткнуть рот оппоненту.

Чума на оба ваших дома

Кажется, что ты и есть носитель истины. Кажется, что ты имеешь право запрещать не только себе, но и другим. Кажется, что ты можешь жертвовать ради истины не только собой, но и другими (полный набор этих химер как бы религиозного сознания в последние месяцы демонстрирует в своих высказываниях о. Всеволод Чаплин).

Кажется, что физически устранить оппонента, закрыть ему рот, запереть под замок — это и есть устранить зло. И в этом смысле — в сегодняшнем искусственном противостоянии либералов и православных, либералов и государственников все стороны хороши. Чума на оба ваших дома, или, если хотите, наоборот: молюсь за тех и за других. Мы идем в тупик, дорогие сограждане, единомышленники, коллеги и единоверцы, пока занимаемся тем, что ищем в окружающих нас людях фашистов, заслуживающих ареста, запрета и уничтожения. Мы идем в тупик, когда либералы ретвитят и выводят в топ чей-то идиотский призыв сорвать традиционное факельное шествие в МГМСУ в честь погибших на войне медиков, сравнивая его с шествиями нацистов, или когда весь интернет смеется над плащиком Медведева. Это не борьба со злом — это его утверждение, это самодовольная глупость, возомнившая себя добром. Это все простые решения, слишком простые для того, чтобы быть правильными.

Никакого лекарства я тут не вижу, кроме одного: пора перестать фиксироваться на том, что мы ненавидим, заняться тем, что мы любим, и делиться этим с другими. Когда книги читаешь потому, что они нравятся, а не потому, что они полезны; цветы сажаешь потому, что хочется красоты вокруг, а не в целях воспитания любви к природе; когда молишься Богу сам, а не присматриваешь, чтобы правильно молились другие; когда пытаешься обустроить свой город и страну так, чтобы в них было хорошо и удобно жить, — это само по себе и получается воспитание — и себя, и детей, и окружающих.

А иначе — так и растут наши дети с пустотой на месте души, ибо содержание души не выращивается правильными декларациями. А когда они эту пустоту с помощью благонамеренных взрослых заполняют пламенной банальностью и идут в бой с согражданами за духовно-нравственность, это ничем не лучше «Дома-2» и пива по подъездам.