Власть предложила оппозиции безоговорочную капитуляцию

Дискуссия в Общественной палате о базовых политических правах граждан и правоприменении в этой сфере получилась бескомпромиссной. Сторонники Кремля заявили, что там ни при каких обстоятельствах не сядут за стол переговоров с оппозицией, одобрили задержания за белые ленты и предложили рассматривать требования перевыборов как подстрекательство к перевороту.

Предваряя вчерашние слушания в Общественной палате «Митинги и шествия: законные права граждан», первый замсекретаря палаты Михаил Островский призвал всех участников соблюдать регламент, а то «иначе мы с вами здесь погибнем» [от духоты и напряжения]. Зал действительно был полон, многим не хватало места.

Несмотря на призыв модератора слушаний Анатолия Кучерены выслушать обе стороны конфликта 6 мая (и организаторов митинга, и представителей полиции) «без эмоций», диалога не получилось — все только обозначили свои позиции. Начальник ГУ по обеспечению охраны общественного порядка МВД Юрий Демидов «вынужден был констатировать, что организаторами публичного шествия и митинга 6 мая на подходе головы колонны к Болотной площади были предприняты действия к нарушению, звучали призывы садиться на землю. Активно были применены камни, асфальт, стеклянные бутылки, иные запрещенные предметы». По его словам, в результате акции протеста были госпитализированы 8 полицейских и пять сотрудников внутренних войск, заведено два уголовных дела. Между тем, 14 мая фракция «Единая Россия» инициировала проект заявления Госдумы «О событиях 6 мая 2012 г. в Москве», в котором прозвучали свосем иные цифры: 40 сотрудников полиции получили телесные повреждения разной степени тяжести, а 20 из них были госпитализированы.

«Видение наше диаметрально противоположно», — сказал один из организаторов митинга 6 мая Сергей Давидис, выслушав Демидова. – Без всякого разумного основания был зачем-то оцеплен сквер Болотной площади. Смысл здесь найти трудно, так как это остров. Цепь, ограничивающая движение колонны, стояла настолько близко к мосту, что колонна стопорилась. Это создавало искусственное напряжение», — подчеркнул оппозиционер. Поэтому, по его словам, перед организаторами встал выбор: либо сорвать митинг, либо обратиться к полиции убрать лишнее оцепление. «По опыту знаю: только на добрые слова надеяться трудно. Чтобы подкрепить это требование, люди сели на землю. 15 минут продолжалось это сидение», — заявил Давидис.

Затем стороны обменялись мнениями по общеполитическим вопросам. После замечания Ксении Собчак о том, что если власть не начнет осуществлять «пусть компромиссные, но реальные изменения», Виталий Третьяков разразился сентенцией о том, что «если власть пойдет на уступки, то ей пора выметаться из Кремля, власть не сядет за стол переговоров».

— А выборы нельзя провести? – спросил Илья Яшин.

— Тогда это будет ваша победа, — парировал Третьяков.

А политолог Сергей Черняховский заявил, что сам по себе факт ношения белой ленты приравнивается к участию в политической акции, а требования перевыборов антиконституционны и их нужно рассматривать как акции, направленные на государственный переворот. После чего Виктор Шендерович пообещал успеть выступить «до собственного расстрела». «Виноват в белой ленточке – достоин расстрела», — заявил он.

В свою очередь активный участник забастовочного движения c 1989 года, организатор шахтерских забастовок Иван Мохначук призвал к ужесточению ответственности организаторов митингов. «А тебя тогда задним числом наказать», — прокомментировала член Общественной палаты, профессор юрфака МГУ Елена Лукьянова.

Активно обсуждалась тема провокаций, которые, собственно, и вызвали столкновения манифестантов с полицией на «Марше миллионов» 6 мая. Депутат Госдумы Дмитрий Гудков напомнил, что когда организаторы практически договорились с полицией о том, чтобы отодвинуть кордон на 10-15 м и открыть вход в сквер на Болотной площади, одинаково одетые люди в масках начали прорыв оцепления. А у Илья Яшина «создалось впечатление, что у полиции был неформальный приказ не трогать вооруженных ножами провокаторов в масках». На вопрос Кучерены, удалось ли установить лиц, которые были в масках, представитель МВД Демидов заметно смешался и ответил, что он не следователь, а «все это сейчас устанавливается в рамках следственных мероприятий».

В то же время политтехнолог Дмитрий Орлов (автор термина «энергетическая сверхдержава» и один из инициаторов создания Народного фронта) предположил, что «эти люди были наняты, профинансированы и специально обучены». «Не является ли и акция Pussy Riot в Храме Христа Спасителя условием к тому, чтобы на улицах начали появляться люди в масках?» — задался вопросом господин Орлов. Вопрос финансирования провокаторов поднял и сенатор Совета федерации из Комитета по конституционному законодательству и развитию гражданского общества Борис Шлегель. «Только что в Общественной палате проходили слушания о финансировании некоммерческих организаций из-за рубежа. Вот вам и ответ, кто организовал этих боевиков», — заявил господин Шлегель, также запомнившийся тезисом о том, что «Россия – самая демократическая страна в мире».

После этого пришло известие о том, что на Чистопрудном бульваре у памятника Абаю Кунанбаеву, где несколько дней находился лагерь оппозиции, вместо него решили организовать круглосуточную приемную депутата Госдумы. Впрочем, попытки организовать обмен мнениями потеряли всякий смысл еще раньше — часть участников обсуждения, среди которых были Ксения Собчак, оппозиционный политик Илья Яшин и депутат Госдумы Дмитрий Гудков, переместилась на Чистые пруды уже после того, как появлились сообщения о решении Басманного суда о разгоне лагеря (подробнее см. «Отчитанный полицейский чин и «золотая» трава»). Зато оказалась решенной проблема тесноты и духоты. Кстати, лагерь «ОккупайАбай», несмотря на заверения полиции не трогать оппозиционеров до 12-00 16 мая, рано утром все же разогнали, задержав около 20 человек.