Атомная энергия остается хорошим выбором

При выборе между ядерными и другими источниками энергии необходимо учитывать перспективу. Получение энергии из возобновляемых источников и ее хранение неспособны обеспечить реальные мировые потребности. А сжигание ископаемого топлива лишь ухудшит перспективы глобального потепления.

Что за странные причуды судьбы. Вместо того, чтобы объединить сторонников экологического движения, с новыми силами выступающих против использования атомной энергии, фукусимская катастрофа в Японии вызвала еще больший раскол среди «зеленых». Все большее число сторонников зеленого движения, в том числе многие весьма заметные фигуры, высказываются в поддержку атомной энергии как самой экологически чистой, несмотря на образование загрязненной радиоактивностью воды и исчисляемое десятилетиями время очистки зараженных областей. Неужели они это серьезно?

Вполне. Ирония фукусимских событий заключается в том, что, оказавшись лицом к лицу со своими глубинными страхами перед опасностями, связанными с атомной энергетикой, мы поняли, что многие из этих страхов совершенно необоснованны, а их источник – «страшилки», распространяемые на протяжении долгих лет, мифы, которые никто не пробовал проверить, заявления самопровозглашенных «экспертов» антиядерного движения. Как отметил британский писатель на экологические темы Джордж Монбио (George Monbiot), если бы мы достигли той степени научного консенсуса в вопросе атомной энергии, какой нам удалось достигнуть в вопросе об изменении климата, мы, экологи, заговорили бы совсем по-другому.

Научные знания о радиации говорят о том, что последствия Фукусимы серьезны, но пока все еще много меньше, чем можно подумать по сообщениям многих склонных к преувеличениям средствам массовой информации. Например, оператор атомной электростанции, компания Tokyo Electric Power Co., спустила в море огромные количества радиоактивной воды. Звучит страшно; однако человеку нужно было бы в течение года питаться морскими водорослями и морепродуктами, собранными всего в миле от выпускной трубы, чтобы получить эффективную дозу 0,6 миллизиверта. Для сравнения, каждый американец получает в среднем 3 миллизиберта ежегодно за счет естественного радиоактивного фона, и в сотни раз больше этого в некоторых областях с повышенным естественным радиоактивным фоном. Что же касается водопроводной воды в Токио, которая считается вредной для маленьких детей, самые высокие измеренные уровни радиоактивности составляли 210 беккерелей на литр, что меньше четверти европейского официального предельно-допустимого значения, 1000 беккерелей на литр. Те, кто выехал из Токио, испугавшись этой угрозы, во время авиаперелета получат большую дозу радиации, чем если бы они проявили благоразумие и оставались на месте.

Для «зеленых», которых часто справедливо обвиняют в том, что они стремятся к «лучшему, которое враг хорошего», столкновение с реальными альтернативными технологическими возможностями в сфере энергетики нередко оказывается болезненными. Большинство экологов заявляют, что сочетание обновляемости и эффективности источников энергии позволит перейти на источники энергии, не связанные с углеродом, и спасти нас и от глобального потепления, и от предполагаемых опасностей атомной энергии. Технически это возможно, но на практике крайне мало вероятно. В этом грязном мире страны, которые принимают решение меньше полагаться на атомную энергию, практически наверняка лишь глубже увязнут в зависимости от грязного ископаемого топлива, особенно от угля.

И, в общем, это уже случилось. В Германии, где правительство, стремясь потрафить населению, сильно настроенному против атомной энергии, после фукусимской аварии необдуманно закрыло семь вполне безопасных атомных электростанций, уголь снова стал доминирующим ресурсом, определяющим цену электроэнергии. А что касается выброса двуокиси углерода, можно самим сделать несложные расчеты: накиньте примерно по 11 миллионов тонн в год на каждую атомную электростанцию, которую заменили вновь построенной или восстановленной электростанцией на угле.

Цифры для Китая выглядят еще более внушительно. Там уголь дешев (как и жизни тысяч людей, которые каждый год забирают угольные шахты), и если около сотни атомных электростанций, которые предполагалось построить в Китае к 2030 году, не будут построены, к ежегодным мировым выбросам двуокиси углерода наверняка можно будет присовокупить еще миллиарды тонн.

Япония тоже сильно зависит от угля, так что уменьшение объема атомной энергии приведет к значительному увеличению выбросов диоксида и в этой стране. Неудивительно, что японцы настаивают на выходе из киотского соглашения по климату. В общемировом масштабе, по моим оценкам, отказ от атомной энергии приведет к тому, что в будущем столетии мировое потепление составит не 2 градуса Цельсия (плохо, но еще терпимо), а 3 градуса (что станет катастрофой).

Однажды мы уже совершили эту ошибку. В 1970-х годах у всех было впечатление, что атомная энергия вскоре будет играть намного большую роль, чем оказалось в конечном счете. Но потом был Три-Майл-Айленд и антиядерное движение, которое заморозило строительство десятков уже наполовину возведенных и планируемых к строительству реакторов; вместо них были введены в эксплуатацию угольные станции. Таким образом, можно сказать, что экологическое движение сыграло существенную роль, ускорив мировое потепление. Безусловная экологическая ошибка, которая должна стать уроком на будущее.

Поймите меня правильно: я – ярый сторонник замены ископаемых видов топлива возобновляемыми источниками энергии. Я всячески поддерживаю технологии получения энергии ветра, солнечной энергии и другие схемы альтернативной энергетики. Но всякая энергетическая технология имеет свою экологическую цену. Ветровые турбины убивают и калечат птиц и летучих мышей. Планируемое строительство солнечных тепловых электростанций в пустыне Мохаве наткнулось на яростное сопротивление борцов за охрану окружающей среды. Если мы серьезно относимся к тому, чтобы учитывать биологическое разнообразие, а также климатические изменения, не следует легко отмахиваться от этих проблем. С точки зрения землепользования, атомная энергия имеет значительные преимущества, поскольку потребность в сравнительно меньших количествах топлива означает, что меньшие земельные участки будут испорчены или разрушены строительством шахт, заводов и связанных с этим структур.

Обратимся снова к Японии. По данным недавних объемных вычислений, проделанных центристским научно-исследовательским институтом Breakthrough Institute, свертывание нынешних мощностей по выработке атомной энергии и замена их ветровыми турбинами потребовало бы отвести под ветряные фермы земли площадью 1,3 миллиарда акров, что составляет больше половины общей континентальной площади страны. Использование солнечной энергии потребовало бы примерно такого же объема земель, кроме того, этот проект обошелся бы стране более чем в триллион долларов.

Те, кто спорит о будущем атомных электростанций, склонны принимать в расчет устаревшие технологии. Но никто не предлагает строить в XXI веке реакторы с кипящей водой эпохи 60-х годов прошлого столетия, какие действовали на фукусимской станции. Более современные конструкции обладают намного большей надежностью и пассивной безопасностью, они более совершенны. Реакторы четвертого поколения, такие как «интегральный реактор на быстрых нейтронах», которые, по сообщениям, собираются строить в России, может быть, еще лучше. Такие реакторы на быстрых нейтронах, как IFR, позволят обеспечивать чистой энергией целые страны, сжигая существующие запасы ядерных отходов, обедненного урана и оружейного плутония. А отходы, остающиеся в итоге, будут обезвреживаться всего за 300 лет, так что не потребуется никаких могильников «Юкка-Маунтин». Однако IFR пока существуют только на бумаге; нам срочно необходимы экспериментальные образцы, которые позволят перейти к масштабному строительству.

В чем мы нуждаемся, так это в перспективе. Атомная энергия не полностью безопасна, как это наглядно продемонстрировала Фукусима, пусть даже общее число жертв, погибших из-за радиации, пока равно нулю и, вероятно, таковым и останется. Однако уголь и другие виды ископаемого топлива – намного, намного опаснее. Если настаивать на использовании только возобновляемых видов топлива, это сильно увеличивает такое нежелательное побочное следствие, как риск глобального потепления. Мы нуждаемся в выборе технологий получения экологически чистой энергии, с наименьшими издержками для окружающей среды. Прежде всего, давайте в нашей энергетической политике основываться на научной оценке соотношений реального глобального риска, а не на страшных историях прошлого.

Марк Лайнас – автор книг «Six Degrees: Our Future on a Hotter Planet» («Шесть градусов: наше будущее на более жаркой планете») и «High Tide: The Truth About Our Climate Crisis.» («Прилив: правда о климатической катастрофе»). Живет в Оксфорде, Англия. Его сайт в интернете: http://www.marklynas.org