Горят «перелетные птицы»: о пожаре на Качаловском рынке

Пожар на Качаловском строительном рынке в Москве, унесший, по последним данным, жизни 18 человек, опять привлек внимание к теме гастарбайтеров. Хотя начальник управления внешней трудовой миграции ФМС Сергей Темрякович и заявил, что еще неизвестно, были ли это трудовые мигранты или граждане России, и говорить об этом преждевременно, но что-то практически безошибочно подсказывает: мигранты, они самые.

Ни один гражданин России не станет работать и жить в таких скотских условиях, и уж точно не согласится, чтобы его запирали на ночь фактически в железной бочке, слегка отделанной изнутри утеплителем. Только мигранты, к тому же нелегальные, могут пойти на такое.

От чего случаются пожары в подобных условиях? Причина одна: мощные обогреватели перегружают проводку, которая от этого нагревается, расплавляя изоляцию, а потом происходят замыкание и воспламенение. Обогреватели на таких объектах тоже часто используют далеко не магазинные, а просто наматывают нихромовую проволоку потолще на керамическую трубу и втыкают в сеть. Дешево, сердито и тепло, но крайне опасно.

И вот тут – самое время поговорить о тех опасностях и неудобствах, которые приносят в нашу жизнь гастарбайтеры. Стойкий запах давно немытого тела, если такой субъект сядет рядом с вами в метро, – меньшее из них. Я, например, давно уже перестал стесняться и моментально пересаживаюсь на любое свободное место подальше, чтобы не обонять всю дорогу амбре, исходящее от означенного индивида. Хорошо еще, что в метро пока мытых больше, чем немытых, но если последние будут прибывать в столицу наметившимися темпами (с 2007 года количество гастарбайтеров здесь увеличилось вдвое), скоро там придется дышать исключительно ртом, чтобы пощадить ноздри, не приученные к новым московским реалиям. Впрочем, к тому времени рынок непременно предложит гражданам какие-нибудь дезодорирующие маски для подземки…

Но это все – цветочки. Ягодки же заключаются в том, что в подобных условиях трудовые мигранты в Москве живут повсеместно. Что им, например, может помешать устроить пожар в оборудованном под тайную ночлежку подвале жилого дома или другом подобном месте? Рвутся же в их «умелых» руках газовые баллоны на общепитовских кухнях, воспламеняется газосварка на ремонтных работах и т. п. С пожарной опасностью этот контингент не очень считается, зато обогащает своей дешевизной алчных предпринимателей. Наверное, мечта последних – заселить гастарбайтерами всю Москву, чтобы платить им копейки и получать сверхприбыли. Хорошо, что они не могут выполнять офисную работу, а то бы москвичам туго пришлось в конкуренции с демпингующей рабочей силой. Впрочем, их дети восполнят этот недостаток, готовьтесь.

Предприниматели, завозящие мигрантов в страну, срывают вершки, нам же остаются корешки: нагрузка на социальную инфраструктуру, недружественное иноязычное соседство, этническая преступность, новые каналы поставки наркотиков, переноска инфекционных болезней и т. п. А что взамен? Относительно чистые дворы и улицы, смуглые чернорабочие, такие же водители общественного транспорта. Компенсируется ли одно другим? Кажется, нет. Но тех, кто способен повлиять на ситуацию, это нисколько не заботит. Обирать гастарбайтеров легко и приятно, а местные перетопчутся и подвинутся, чтобы дать им место в своих рядах, считают они.

Вот и в этот раз власти, как обычно, не делают масштабных выводов из происшествия, а лечат локальный очаг. Следственный комитет России потребовал от московских властей закрыть Качаловский строительный рынок. Но, по мнению экспертов, аналогичная трагедия может повториться практически на любом столичном рынке, стройплощадке или крупном предприятии. Практически везде правила пожарной безопасности не соблюдаются, а проверяющие за взятки закрывают на нарушения глаза. Только в одном Люблино на рынке «Садовод» постоянно живут 7000 граждан Таджикистана, которые платят по 500 руб. в день за право там ночевать и работать, поведал глава общественной организации «Трудовые мигранты Таджикистана» Каромат Шарипов, сообщают «Известия». «Люди живут как рабы, в самых невыносимых условиях, – возмущен он. – Выгоду от нелегальной рабочей силы в первую очередь получают бизнесмены, использующие их труд, посредники, поставляющие в Россию людей, и, разумеется, чиновники, которые крышуют нелегальный бизнес». По его словам, места проживания нелегалов хорошо известны полиции и ФМС: это подмосковные рынки в районе МКАД, стройки, крупные предприятия и даже… кладбища.

Инженер одного из столичных ДЭЗ рассказал газете, что в каждом районе Москвы есть специальные общежития для рабочих-мигрантов, но места в них продают торговцам с рынков. Именно поэтому гастарбайтеры вынуждены селиться в подвалах домов. Место здесь стоит от 500 до 1000 руб. Чтобы не привлекать к поселению внимания, гастарбайтеры закрывают подвалы на замки и используют систему конспирации: попасть в подвал можно только по условному стуку.

Также в Москве стоят около 300 домов под снос, существуют тысячи подвалов и даже целые подпольные города, в которых нелегально живут приезжие, утверждает Игорь Мангушев, руководитель группы добровольцев, помогающей ФМС выявлять нелегальных мигрантов. «Стоимость одного койко-места в центре Москвы составляет 4000 руб., – рассказывает Мангушев. – А крышует все эти незаконные ночлежки полиция. Однажды в ходе рейда мы нашли тетрадь хозяина ночлежки. В ней было написано, что каждый мигрант должен ежедневно платить по 150 руб. участковому».

Нелегальные поселения мигрантов располагаются не только по окраинам, но и в центре. Так, в марте инспекторы ФМС обнаружили в заброшенном доме на Доброслободской улице коммуну мигрантов. В заброшенных квартирах и подвале жили 60 человек, среди них было пятеро детей, младшему из которых исполнилось два года. Мигранты жили без света, газа и тепла и отапливали помещения печками-буржуйками.

Мангушев, впрочем, уверен, что проверки на рынках ничего не изменят. По его словам, за полгода они помогли ФМС выявить около 1000 нелегальных мигрантов. Из них были депортированы только 150 человек, остальных полиция отпустила.

В обществе зреет предложение обложить предпринимателей, использующих трудовых мигрантов, повышенным налогом, чтобы тем было выгоднее использовать труд россиян, но о готовности написать такой законопроект еще не заикнулась ни одна из думских партий, равно как и органы, имеющие право законодательной инициативы. Завоз мигрантов в страну продолжается ускоренными темпами.

Возможно, случись «мигрантский пожар» где-нибудь рядом с Кремлем (например, на Никольской улице или в переулках за ГУМом), власти приняли бы для решения проблемы реальные, а не показные меры.