«Не играйте, дети, в революцию»

Сегодня стал абсолютно очевидным тот факт, что вся социально-экономическая жизнь в России требует кардинальных перемен. При этом важным будет понять, как эти изменения воплотить в жизнь.

Последнее десятилетие показало, что российские правители отдавать власть отнюдь не собираются, причем как конституционным путем, так и любым другим. Но, что самое печальное, эти же люди отнюдь не собираются проводить реконструкцию нашей с вами общественной жизни. Самолеты продолжают падать, теракты происходить то там, то здесь, от медицины и образования остались одни вывески, весь крупный капитал поделен между небольшой группой лиц. Максимум, что может делать в рамках такой парадигмы подавляющее большинство россиян — это горбатиться в поте лица в качестве наемных работников. О собственном деле можно и не мечтать, несмотря на потенциальное наличие соответствующих экономических рыночных институтов, т.к. весь рынок уже занят и поделен власть имущими или теми, кто находится под их покровительством . В общем, всем известные факты. Но что же делать?

Проходившие последнее время митинги не имели ровным счетом никакого эффекта (о чем я писал в соответствующем материале), будучи изначально неконструктивными и не имевшими реальных лидеров, способных выдвигать конкретные требования и идеи. В связи с этим, все чаще стали появляться мысли о более кардинальном способе проявлении гражданской позиции. Тот же С.А. Удальцов, возомнивший себя новым борцом за справедливость, не так давно сообщил, что скоро нам стоит ожидать буржуазную революцию. Не буду рассуждать о том, насколько это вероятно и когда это произойдет. Лично для меня это не более чем популизм и игра на собственный рейтинг. Более чем уверен, в ближайшее время подобные персонажи получат место в правительстве, где они с опущенной головой будут вести диалог с властью.

В большей степени мне интересен сам факт революции, что она может принести и имеет ли смысл. Поэтому, как мне кажется, будет полезным изучить опыт прошлого, взгляд на революции людей, имевших непосредственную возможность быть современниками и очевидцами подобных социальных явлений.

Здесь наиболее логичным, на мой взгляд, будет обратиться к идеям, изложенным одним из выдающихся наших соотечественников П.А. Сорокиным, основателем теории социальной стратификации и социальной мобильности.

Известный социолог вполне однозначно отмечал, что революция является худшим способом улучшения материальных и духовных условий жизни масс. Наиболее ярко данная идея была изложена в работе «Социология революции». На основе огромного исторического материала он сумел доказать, что в ходе такого перехода происходит кардинальное перетряхивание всех социальных групп. Революционный переворот порождает неадекватную по своей скорости и пропорциям вертикальную мобильность, когда политическая аристократия низвергается на низшую ступень, а на вершину политической власти поднимаются те, кто до этого были «ничем».

Очень важным, по моему мнению, является также тезис о том, что революции изменяют поведение людей не в лучшую сторону, культивируют вражду, злобу, ненависть, разрушение, обман, низводят до господства животных инстинктов.

Будучи социологом, Сорокин не мог не отметить еще один важный факт. В ходе революций возникает серьезная диспропорция между тем, как проявляет себя толпа и тем, как проявляют себя отдельные единицы. Если первым в большей степени свойственны животные инстинкты, то последним — жертвенность и героизм.
Это является прекрасной иллюстрацией того, как наиболее преданные идее люди в результате становятся лишь пушечным мясом революционной машины, тогда как к государственному Олимпу вновь приходят представители толпы, желающие лишь удовлетворения своих физиологических потребностей и мелких амбиций. Именно таких представителей мы видим в качестве лидеров сегодняшней оппозиции. Классические лица из прошлого, которые снова хотят власти и своего куска пирога.

В свою очередь, по мнению Сорокина, революционеры являют собой специфический социальный тип, который поначалу придя к власти, всегда полон благородных замыслов. Но спустя некоторое время происходит классическая метаморфоза. Бывшие борцы за идею равенства превращаются в тиранов. При этом столь же изменчиво и то, что создается руками революционеров. То, что вчера было направлено на установление равенства и справедливости, завтра порождает еще большее неравенство и несправедливость.

Помимо этого, социологом поднимается еще одна важная проблема — бюрократизация. Данное явление является бичом нашей Родины уже многие века. Не менее актуальной эта проблема остается и по сей день. Впрочем, путем революции данное явление отнюдь не искоренить. Ведь в ходе переворота происходит соответствующая экспроприация власти, которую потом еще необходимо удержать. А для этого необходимы элементы бюрократии, когда новый глава государства сознательно окружает себя верными подчиненными, всецело поддерживающими его курс, что должно обеспечить стабильность в переходный период и невозможность возвращения к предыдущей социально-экономической парадигме. При этом даже спустя годы эта бюрократия не только не упраздняется, но и начинает активно расширяться и углубляться в рамках политической жизни.

Последним важным тезисом Сорокина является утверждение о том, что революционеры нарушают естественный закон природы, по которому все люди рождаются неравными по своим способностям. При этом важно отметить, что в ходе революции к власти приходят как раз самые недостойные и плохо развитые особи, которые в ходе своего правления всячески подавляют интеллектуальные слои общества, пытаясь встроить их в перевернутую парадигму жизни, где дурак — наверху, а умный — внизу. Прекрасной тому иллюстрацией стал памятный всем криминальный переворот 90-ых годов прошлого века.

Наконец, замечу, что большинство революций, вне зависимости от того, где и когда они происходят, проходят примерно по одному и тому же сценарию. Сначала в обществе возникает эмоциональный протест против власти, затем этот протест перерождается в бунт, террор, войну, после которых власть обретает новых хозяев. Затем наступает стабилизация, наведение социального порядка. Но чего стоит этот новый социальный порядок? История дает на него однозначный ответ.

Так Итальянский католический философ средних веков Фома Аквинский считал, что после убийства правителя-тирана на его смену может придти новый тиран, который будет еще свирепее. В пользу этого аргумента он приводил историю, повествующую о том, как в Сиракузах, где все желали смерти тирану Дионисию, лишь одна старуха молилась за его здоровье и долголетие. Когда Дионисий спросил у неё, зачем она это делает, старуха рассказала о том, как до него уже были другие тираны, и каждый последующий был все более жестоким и беспощадным.
Конечно, сложно полностью перенести мораль этой истории на современную жизнь, тем не менее, очевидно, что разрушение всей властной системы не решит проблемы. Ведь эта система живет в самих людях, приходящих к власти и претерпевающих тотальное перерождение человеческой личности, когда на свободу вырываются все низменные животные начала.

Таким образом, нам необходимо то, о чем постоянно говорят, но так до сих пор и не было — реформы. Реальные и имеющие эффект на практике. Поэтому лишь формулировка конкретных программ, требований, координация всех оппозиционных сил в одно целое имеет реальный конструктивный смысл. Все призывы к переходу к грубым антиобщественным проявлениям лишь приведут к очередной дискредитации всего оппозиционного движения и разрушит все надежды на позитивные сдвиги, благо, у властей достаточно для этого административного ресурса. К сожалению, все это немыслимо без подлинных лидеров, способных скоординировать эти общественные посылы и преобразовать их в конкурентную политическую силу, способную остановить деградацию нашей страны.