Миф о безъядерном мире

Декларации о безъядерном мире звучали всегда, с первого испытания этого страшного оружия, угрожающего самому существованию жизни на земле. Первыми о безъядерном мире заговорили ученые — создатели «Большой дубины». Далее философы, публицисты и, конечно, политики. А там, где вступают в дело политики, начинается ложь и большая ложь.

Политики мелкого пошиба зарабатывали на этом популярность, великие уровня Ганди говорили простые и правильные слова, до которых не было дела великим державам.

Тем сильнее прозвучали сентенции Михаила Горбачева, заявившего о безъядерном мире. Это были слова главы крупнейшей ядерной державы. И тот факт, что политик такого уровня декларировал столь необычные цели, сам по себе вызвал массу суждений разного рода. Был ли искренен Горбачев — дело его совести, сегодня он будет утверждать о своей искренности. Но советский народ воспринимал это не более как пацифистский оттенок в массированной пропаганде мощной идеологической машины. На Западе воспринимали такие слова с откровенным недоверием. Известно мнение Маргарет Тэтчер, которая сравнила Россию с Верхней Вольтой с ракетами, подчеркнув, что без таковых СССР чисто экономически выглядит малопривлекательно.

Есть ли сегодня страны, центры геополитики, которые искренне могли бы быть заинтересованы в ликвидации всего ядерного оружия, уже обладая таковым? Как ни странно есть. А остальные страны? Попробуем рассмотреть отношение к ЯО групп стран.

Безъядерные страны, не стремящиеся им обладать. Это значительная группа стран с небольшим региональным весом, слабым влиянием на геополитику и незначительным экономическим потенциалом. Это естественные пацифисты, которых бросает в дрожь от мысли, что игры больших дядек испортят их окружающую среду.

Безъядерные страны с потенциалом создания ЯО. Например, Германия, Япония, Аргентина, Бразилия и ряд иных. Первые две находятся де факто под ядерным щитом США, но могут обзавестись ЯО, особенно Япония, для большей политической самостоятельности. Полностью полагаются на США Австралия, Канада. Им вполне подошел бы безъядерный статус мира, при условии сохранения доминирования США. Крупные государства Латинской Америки одни из реальных кандидатов на ЯО просто в силу происходящего процесса их самоутверждения на мировой арене и в регионе.

«Страны-изгои», или страны, загоняемые в угол англосаксонским миром. Им просто необходимо ЯО как средство самосохранения без трансформации режима.

Израиль. События 1973 года показывают роль ЯО как последнего аргумента при возникновении смертельной угрозы государству.

Ядерные Китай, Пакистан, Индия — никогда не расстанутся с ЯО. Это билет в клуб великих, это аргумент сдерживания против массовой войны в самом многонаселенном регионе мира.

Великобритания могла бы пойти под зонтик США полностью, она и так там, а вот для Франции ЯО это единственное условие самоудовлетворения французского национализма. Военного значения ЯО для Франции не имеет.

Россия. Ядерное оружие для России — единственное средство сдерживания аппетитов англосаксов и Китая в части ресурсной базы. Тактическое ядерное оружие положено в основу концепции прекращения крупных конфликтов на территории России с применением конвенциального оружия.

США. Вот та единственная страна, которая полностью выиграет от внезапного волшебного исчезновения ядерного оружия. Безусловное превосходство в обычных вооружениях позволило бы решать любые вопросы в мире военной силой без оглядки на угрозу самим США. США это технологическое превосходство и 50% всех вооружений мира. Это возврат к состоянию былой комфортной защищенности, обеспеченной сидением за океаном.

Поэтому, когда сегодня мы слышим горбачевские нотки у Обамы, декларирующего о безъядерном мире, мы должны слышать не нобелевского премии мира лауреата, а прагматического политика, говорящего об интересах своей страны.

Исчезновение, пусть гипотетическое, ядерного оружия достаточно быстро привело бы к кровавой бойне в мире, столкновению массовых армий, к десяткам миллионов жертв при бедственном положении миллиардов. И отношение к ядерному оружию должно быть более взвешенным и отличным от примитивного пацифистского отрицания