Павел Левушкан: Адвент — социальный пост

В декабре и православные, и католики, и протестанты празднуют Рождественский пост – готовятся к воспоминанию воплощения Христа в этом мире.

Павел Левушкан, главный редактор экуменического портала BAZNICA.INFO:

На дворе декабрь. И в декабре и католики, и протестанты, и православные отмечают или празднуют Рождественский пост.

В западной традиции, в западной христианской традиции он называется Адвент (или пришествие), — это когда верующие люди, верующие христиане ожидают или готовятся к воплощению, к воспоминанию воплощения Иисуса Христа, младенца Иисуса в этом мире.

И Адвент отличается от Великого или других постов, наверное, прежде всего своим таким романтическим, семейным и социальным характером. Ну, с романтикой всё понятно. Каждый из вас знает или смотрел эти рождественские истории в кино, читал в литературе рождественские истории о том, какие чудеса происходят там накануне Рождества, и т.д. Вот эта вся мифология представляет собой такую романтическую составляющую ожидания Адвента, ожидание пришествия Иисуса Христа.

Социальная же составляющая в том, что существует очень добрая и хорошая традиция в Рождественский пост, когда человек отказывается от каких-либо привычных или приятных для него вещей. Ну, обычно, я не знаю, это отказ или сокращение просмотра телевизора, или отказ от каких-то продуктов, приятных и доставляющих удовольствие: шоколад, кофе или что-то ещё. Отказ от мясных продуктов (которые, как мы понимаем, стоят, всё-таки, достаточно дорого в наше время) и перенаправление сэкономленных денег.

Т.е. те деньги, которые мы могли потратить на колбасу, на кофе, на шоколадки и ещё на что-то, мы их откладываем. Т.е. мы их не просто не тратим, мы осознаём, сколько сэкономили, и эти деньги откладываем для того, чтобы перед Рождеством оказать помощь тем из нас, кто оказался в более тяжёлой жизненной и экономической ситуации. И эта традиция, которая существует уже несколько сот лет в Европе, мне кажется, очень актуальна и для сегодняшней России.

Я знаю, что группа волонтёров накануне Рождества проводит подобные акции, — когда люди, откладывая какие-то деньги, какие-то вещи, затем формируют подарки, и добровольно самоорганизуясь через Интернет, через форумы через социальные сети, находят тех людей, кому больше всего нужна помощь.

К примеру, находится ребёнок-инвалид, который очень хотел компьютер. И люди скидываются, покупают этот, может быть подержанный, компьютер, дарят. А может быть покупают новый и, принося очень адресно и конкретно для этого человека, который больше всего нуждается в этой простой, но конкретной вещи.

Или, может быть, это семья многодетная, у которой нет достаточно денег на приобретение тёплой одежды. И находятся люди, у которых этой одежды избыток, и они могут ею поделиться. И вот в таких вот группах тематических люди, объединяясь, находят способы для того, чтобы реализовывать вот эту вот взаимосвязь друг с другом, солидарность.

Солидарность — это то, в чём мы сегодня больше всего нуждаемся. Когда мы говорим о солидарности, первым делом возникают какие-то ассоциации с социализмом, вот с нынешней идеологией Барака Обамы, который об этом много говорит в Америке, в своей политической риторике.

Но, на самом деле, солидарность — это очень актуальная тема в принципе для последнего времени. Не зря же даже выходят блокбастеры: такие, как «Облачный атлас», которые как раз и говорят о том, что насколько мы зависим друг от друга и от своих собственных поступков, и от своих собственных решений. И как поступок человека может оказывать долгосрочное влияние через поколение, через десятилетия и даже столетие.

И те добрые дела, которые мы имеем возможность (и хорошую возможность) сотворить во время Адвента, безусловно, не пропадают в пустую. Они, безусловно, изменяют нас самих, они изменяют общество и мир вокруг нас, и они изменяют жизнь тех людей, кому мы получили привилегию оказать помощь.

Мне кажется, что Адвент — это прекрасное время, когда каждый может задуматься о том, как, каким образом он может проявить солидарность с теми людьми, кому повезло в этой жизни чуть-чуть меньше, чем ему.

И даже если этот человек думает, что «я совершенно не богат», — всегда можно найти того, кому повезло немножко меньше