Павел Левушкан: церковь в ноутбуке

Духовная составляющая жизни человека испытывает сильнейшее влияние новых сетевых технологий, новых парадигм общения, это привело к появлению такого явления как Интернет-церковь.

«Психологи сегодня говорят о том, что современный человек с трудом воспринимает длинные, связанные тексты. Ему сложно прочитать более четырёх тысяч знаков подряд без потери концентрации, без потери внимания. Во многом это связано с особенностями восприятия информации и общения в социальных сетях в современном Интернете, который наполнен гиперссылками — когда человек переходя от одного информационного блока к другому, успевает схватывать лишь какую-то общую канву, общий смысл, не вдаваясь глубоко в подробности, в анализ.

И такая сфера бытия человека, как религиозность, или его духовная составляющая его жизни, тоже испытывает сильнейшее влияние новых сетевых технологий, вообще, новых парадигм общения. Тем более что урбанизация как естественный тренд развития общества — с одной стороны, а с другой стороны — появление всё увеличивающейся прослойки мобильных профессионалов, т.е. людей которые сегодня находятся в одной географической точке, завтра находятся в другой.

А активные процессы миграции, когда люди в большом количестве выходят за пределы своего привычного ареала обитания и переселяются в другие страны, находятся в обществах с кардинально другой культурой. Я имею в виду тех же (там, не знаю) фрилансеров, которые живут на Бали. Я имею в виду иммигрантов, которые приезжают из азиатских стран в огромные мегаполисы, или же из огромных мегаполисов они переезжают в другие страны.

Не секрет что миграция из Москвы и Петербурга в европейские страны увеличивается, наверное, с каждым годом. Например, с 2010-го года, когда Латвия позволила приобретение вида на жительство в обмен на покупку недвижимости — более 4,5 тысяч граждан России, Казахстана и Украины воспользовались этим предложением, купив недвижимость и, соответственно, получив вид на жительство. И многие из них переселились либо на постоянное место жительства, либо перевезли свои семьи в Юрмалу, в Сигулду, в другие города страны, при этом оставаясь гражданами России и бывшими москвичами, к примеру.

Т.е. люди меняют своё место жительства, люди постоянно перемещаются. И это оказывает влияние, в том числе, и на их религиозную жизнь. Именно мобильность человеческого ресурса или человечества привела к появлению такого явления, как интернет-церкви, т.е. церкви, которая существует полностью в Интернете, полностью в Сети. Наиболее известная из них — «LifeChurch.tv», которая возникла в США в 1996-ом году на заре Интернета. Сегодня эта община насчитывает более 46 тысяч постоянных прихожан и считается вторым по размерам приходом во всей стране, в США. На сегодняшний день они присутствуют практически в любой социальной сети.

Т.е. куда бы вы ни пришли, будь это «Twitter», «Facebook», «YouTube» или ещё что-то там — вы найдёте страничку, которую поддерживает и развивает вот эта религиозная община, существующая в Интернете.

Ещё один из их проектов — перевод Библии на мобильные платформы — принёс просто удивительные результаты. На сегодняшний день за пять лет существования этого проекта они уже насчитывают более 69 миллионов скачиваний своей программы. Из них более 30 миллионов только для айфонов и айпадов, и более 5 миллионов человек по данным их статистики прочитали Библию целиком «от и до» из числа пользователей из мобильной платформы — их платформы, которую они развивают и внедряют на современных устройствах.

Кроме «LifeChurch.tv» можно привести и другие примеры общин, которые целиком или полностью возникли из интернет-пространства. Но кроме интернет-церквей ещё более интересным представляется появление так называемых проявляющихся церквей или «ImagineChurch». Церковь проявляющаяся не имеет классических признаков религиозной общины вот в общем смысле этого слова.

Но классическая религиозная община — это здание, это какая-то система обрядности, это более или менее фиксированное членство в религиозном приходе — когда человек знает, что он приходит в этот храм в воскресение, он молится, он участвует в литургии и т.д.

Проявляющаяся церковь может выражать свою религиозности в самых различных формах. Это может быть встреча в ночном клубе. Это может быть молитвенная группа в ближайшем «Старбаксе». Это может быть богослужение во время пикника в каком-то парке. Это может быть душепопечительская беседа или исповедь в конференц-зале офиса и т.д. Т.е. церковь, которая растворилась в существующем мире.

Церковь активно использует современные методы маркетинга, современные методы рекламной подачи своего послания и современные формы, которые, казалось бы, уже не имеют ничего общего с классической религией. Но, тем не менее, они близки для многих людей светского европейского общества, для которых как раз классические религиозные формы имеют некоторый негативный окрас. Для них они выражают воспоминания о прошлом, которое у большинства молодых людей не всегда является радужным.

Часто для современного европейского человека приход в церковь — это было что-то, что они делали под давлением, под влиянием своих родителей. И это было для них время, когда они просто вынуждены были страдать от скуки. И они ждали с нетерпением, когда же закончатся эти полтора часа мессы, чтобы выйти и поиграть с друзьями.

Так вот: современные церкви — церкви постмодерна — предлагают эту игровую форму «поиграть с друзьями», внедряют эту игровую форму в обычную религиозную жизнь. Т.е. игра с друзьями, встреча с друзьями, тусовки, чаепитие становятся формой выражения религиозного.

И здесь происходят два противоположных процесса. С одной стороны — как бы секуляризация (или обмирщение) классических форм религиозности. Но с другой стороны — происходит то, что мы можем назвать воцерковлением или осолением, пропитыванием, вот таким вот духовным аспектом всех областей обычной жизни современного человека, живущего в XXI веке в мегаполисе.

Хорошо это или плохо — я не берусь судить. Я могу сказать, что такая тенденция существует, и мы просто должны иметь её в виду. И если классическая церковь (католическая, православная, лютеранская, баптистская или пятидесятническая) хочет не потерять контакт с современным человеком XXI века, человеком эпохи постмодерна, она должна учитывать или внедрять, может быть, какие-то отдельные элементы того, что на экспериментальном радикальном уровне исследуют и воплощают проявляющиеся церкви постмодерна.»