«Надо меры предпринимать не после теракта, а до него»

Глава Независимого профсоюза работников органов внутренних дел Дагестана считает, что такая трагедия — плевок в лицо правоохранителей.

В усилении мер после серии терактов в Волгограде Магомед Шамилов видит исключительный негативизм по отношению Кавказу и кавказцам. Он уверен, что эти взрывы свидетельствуют только об одном — силовая структура прогнила изнутри, но признать этого на федеральном уровне управления власти не хотят. Профессионалы в правоохранительных органах теряют места, а должности покупаются и продаются без оглядки на то, кто приходит на руководящие должности в стратегические структуры, считает он.

Мы начинаем говорить о теракте сейчас, а нужно было предпринимать меры много ранее, не когда террористка-смертница уже взорвалась и унесла с собой массу жизней, а много ранее, когда ее уговорили пойти на этот шаг, когда ее подготовили и снарядили, отправляя на верную гибель.

Нужно кардинально менять кадровую политику в России, понимая, что недопустимо выкидывать профессионалов из системы просто потому, что за его место обещана определенная сумма.

Страна задыхается от терроризма, а начальники-полковники преспокойно выставляют высоких профессионалов, чтобы продать их место. Когда это прекратится?

Прекращение терактов будет только тогда, когда настоящие профессионалы по агентурным данным будут устанавливать когда, где и кто готовит взрыв, когда, где и кто проходит стажировку этих «ангелов смерти», «черных вдов» и прочих.

А вместо этого высокопоставленные лица, министры ведут внутреннюю борьбу за место под солнцем.

Вдумайтесь только — в системе МВД запрещена практика профсоюзных организаций. Нашу независимую организацию называют шпионской! Мы вынуждены как изгои общества доказывать свою правоту, хотя жизнь, к сожалению, делает это за нас!

Сейчас никто не заглядывает в историю, никто не делает выводов из уроков прошлого. Что такое партизанское движение? Это мощная сила, которая может свалить любую систему и те репрессии, в которые выльются все «бумажные» меры безопасности. Все это приведет к одному — народ поднимет бунт.

Все теракты направлены на то, чтобы разжечь эту межнациональную рознь и заставить народ враждовать. Это попытка стравливания людей между собой. Это все очевидно и понятно.

Однако также понятно, что всю ситуацию можно было бы при определенных волевых решениях уладить в течении 24 часов. Все можно восстановить, если будет порядок. Надо уполномочить руководителя, а не структуры. С меня надо спрашивать, а не с тех, с кем я работаю.

Это абсолютно антикавказский теракт. Это откровенное накачивание войны. Кто-то ее очень хочет, по всей видимости. Мы очень обеспокоены этим, мы войны не хотим!

Это государственный террор, который, когда подписывают указы, даже не задумываются, кто и как пострадает от этого указа. Назначенцы типа Ченчика (с 2010 года начальник Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу- прим.корр.), прочие прокуроры, судьи здесь олицетворяют федеральные органы и систему управления из федерального центра.

Прежде всего, я, занимаясь правозащитной деятельностью, сталкиваюсь напрямую с этой системой. И если раньше я думал, что все это проблемы местечкового уровня, то сейчас я уверен — это порочная система.

Не может быть виноват командир полка, если с ним никак не связан министр внутренних дел, все корни идут сверху: рыба гниет с головы. Наш представитель был в Администрации президента Путина, есть видеозапись его приема, но дело на рассмотрение отправили сюда, на место, в Дагестан.

В судах откровенно делают обвиняемого потерпевшим, а потерпевшего обвиняемым, затем удивляются, почему говорят, что от беззакония дорога только «прямо в лес»! Это настраивание людей.

Надо с уважением и с большей внимательностью относиться к жалобам людей и к их просьбам, чтобы не было терактов, чтобы не хотели люди идти на смерть.

Генерал-полковник Ченчик назвал нашу деятельность подрывной, а его деятельность, видимо, оказалась нормальной, когда происходят теракты за терактами. Реформа МВД еще впереди, но я думаю, все и так уже понятно. Система откровенно не справляется с ситуацией.

То что сейчас происходит, я уверен, только цветочки — ягодки мы получим после Олимпиады, если не во время нее.

Если в одном городе, небольшом, неактивном, негустонаселенном относительно других городов, происходит вот такая трагедия — это плевок в лицо правоохранительным органам. И это только они не справились, и никто другой.