Мировое устройство: существует ли случайность

Случайность существует лишь в нашей голове,
в нашем ограниченном восприятии.
Она — отражение границ нашего познания.
Ф.Кафка

После таких слов
называть Франца Кафку мистиком даже язык не поворачивается. Ограниченность восприятия и познания – и реально, и о нас.

Было такое интересное определение случайности в марксистской философии: случайность – это неосознанная необходимость. Так ли это звучало или нет, но, во всяком случае, Ф.Энгельс выдал в свое время следующий парадокс: «…То, что утверждается как необходимое, слагается из чистых случайностей, а то, что считается случайным, представляет собой форму, за которой скрывается необходимость…»

Не отвлекаясь на вопрос о правомочности цитат из трудов полузабытого коммуниста-капиталиста, согласимся с тем, что обоснование происходящего: случайно? необходимо? кому? зачем? – это та самая постоянная жвачка, которую мы жуем, глотаем, отрыгиваем и вновь пережевываем во всех аналитиках и комментах.

Обоснований попадается все меньше. Мы ушли из тысячелетнего детства, когда некие высшие силы обладали огромным кредитом, и на счет их необходимости можно было списывать все случайности, а мифология заменяла аналитику. Мы ушли из столетнего рабства у покорной мысли, что наука когда-нибудь объяснит все, и уж тогда-то со случайностями можно будет распрощаться.

Низовое сознание еще цепляется за возможность обвинять во всем вражеские происки и власть, неважно какую – от инопланетян до явных и тайных правителей мира, которым необходимо мировое господство, пытаясь таким образом стащить с этой необходимости-короля одежды случайности, и ради удовольствия сказать, что он голый.

Но, как на беду, все чаще стали появляться ситуации, когда врага нет. Нет вообще. И представления о том, что кто-то из тайного бункера дает сигналы, вызывающие землетрясения и извержения вулканов, а также подсовывает океаническую плиту под материковую в районе Лос-Анджелеса, все меньше удовлетворяют массы. Потому что делает сопротивление бесполезным, а люди этого страшно не любят. Все мы с детства любим такие сказки, где герой в конце побеждает.

Вообще в последнее время нашу бдительность, заточенную под «смотри, кому выгодно», начинает притуплять странная череда происшествий, в которой такие, в которых мы можем распознать чью-то злую волю, сменяются на явно никому неподконтрольные. Затем вновь «человекогенный» ураган бунта, сметающего города, затем – ураган, явно сделанный из воздуха, и опять…

Наводнения, кризисы, тайфуны, всемирные бунты волна за волной, как бомбардировщики, заходят на наши позиции бдительных всезнаек и, отбомбившись, уходят. Даже не в прошлое, а во вчера. Потому что в завтрашнем дне уже маячит следующая волна неизвестно чего, чтобы, наверное, уж окончательно отбить у сейсмологов с политологами привычку прогнозировать и заставить их отрабатывать паек объяснениями задним числом.

Судьба, — или кто там за нее? – будто играет с нами.

«Комментаторы» и политики один за другим радостно восклицают: догадался! Это интернет виноват в массовых волнениях! Это происки Запада! Это ясно ведь, исламисты растекаются жирным пятном по глобусу, это … назавтра все оказывается настолько ничтожно, «кровавые диктаторы» настолько заботливы к народу и умны, наши злобные враги настолько глупы и беспомощны, — совсем не помогают нашей боеготовности и обоснованию военного бюджета, — что теряются последние ориентиры.

То, что происходит в человеческом социуме, все больше напоминает нам о том, что его следует оценивать как вид материи, стихию, которая имеет свою природу и законы. Узнать их не представляется возможным до тех пор, пока большинство убеждено, что социумом управляют тайные силы в человечьем облике, а меньшинство погружено тем временем в стихию законотворчества, считая, что они управляют обществом.

Тем не менее, если бы взгляд на социум как на явление природы, стихию, распространился бы достаточно, это бы способствовало излечению нашего болезненного восприятия жизни.

А пока…

Мы все еще пытаемся, руководствуясь тысячелетней давности привычкой, наделять США и пресловутый «Запад», как некие «небесные силы», умом и волей, но, — никуда не денешься, — границы нашего познания расширяются не по дням, а по часам, и мы вдруг оказываемся в мире, «правители» которого все до одного глупы и беспомощны.

Затевают войны за демократию и получают в результате тиранию, распространяют влияние на ближних и дальних – и затем задыхаются в волнах мигрантов. Все это делается с серьезным видом, с массой аналитиков и институтов — и все превращается в результате в цепь случайностей.

В то же время эти человекогенные факторы все плотнее и чаще перемежаются событиями стихийными и природными, механизмы и закономерности которых настолько масштабны по отношению к человеческой жизни, что увидеть их порядок и предвидеть их просто невозможно, поэтому и они прокатываются по нам как череда случайностей.

Необходимость, то есть обязательный и неизбежный переход в следующее состояние, за этими волнами случайностей разглядеть не представляется возможным, потому что волны эти – разной природы.

Поэтому нам стоит все-таки не выводить себя за скобки, — пусть это и свойственно нашему видению мира: «герой – и все остальное», — а рассматривать себя как часть процесса.

Тогда мы увидим, что за тем, что представляется нам потоком случайностей, скрывается необходимость перехода человечества в новое состояние. Каким оно будет, сказать трудно. Во всяком случае, то, к чему ведет нас традиционное развитие подобных ситуаций: борьба с кризисом, усилением протекционизма, учащение «малых войн», дымовой завесой которых власть имущие маскируют провалы в экономике, и как результат – война всех со всеми, на уничтожение, новым состоянием назвать нельзя, потому что это всего лишь развитие нынешнего.

Если же нам удастся расширить границы нашего познания, мы, прежде всего, познаем сами себя. Тогда мы увидим, что одна из «случайностей» последних десятилетий, глобализация мирового хозяйства, сделала из нас односельчан, живущих в своей деревне с простым товарообменом, но тысячекратно усложненным и искаженным банковскими и биржевыми системами. Односельчан, большинство из которых готовы помогать другим, но готовность эта используется на погибель, потому что осуществляют помощь те, кому выгодна нищета и рознь. В деревне, разделенной на районы, которые подчиняются властям, натравливающим нас друг на друга. И все эти помехи для нормальной жизни так растеклись жирным пятном по глобусу – куда там исламистам…

Мы также увидим, что другая «случайность», развитие интернета и связи, незаметно для нас создала возможность для проведения всемирного народного референдума, вече, на котором мы, если были бы посвободнее от мифологического мышления, могли бы уже сегодня решать вопросы жизни на земле во взаимопомощи и по-хозяйски.

А пока…