«451 градусов по Ливанову»

Температура горения бумаги — 451 градус по Фаренгейту. Именно при такой температуре сгорали книги в романе Рэя Брэдбери с одноимённым названием. Тогда эту книгу называли антиутопией. В России сегодняшней она стала просто репортажем с места события. Министр соответствующего ведомства Д. Ливанов при поддержке старших товарищей сжигает дотла образование и науку.

Вперёд — на Запад и Восток

После не к ночи будь помянутой реформы Российской академии наук (РАН), создания на её месте управляющей компании с сантехнической аббревиатурой ФАНО молодые учёные побежали из страны в поисках лучшей доли. Официальной статистики нет, но, по неофициальным сведениям президиума РАН, уже в следующем году отечественная фундаментальная наука не досчитается более 300 исследователей из всех институтов, которые подпишут контракт на работу с китайскими, западноевропейскими и американскими университетами и лабораториями. Каждый год «бегство золотых мозгов» будет только нарастать. Хотя последние 5-7 лет царила обратная тенденция. Молодёжь, поверив обещаниям из высших коридоров власти, пошла в научные институты РАН. Но их беззастенчиво предали. Как говорят академики в частных беседах, такого разгрома, такого бегства не было даже в лихие 90-е.

Минобрнауки (МОН) в лице министра Ливанова и под прикрытием его шефа премьера М на достигнутых «успехах» останавливаться не собирается. В декабре прошлого года МОН вдруг решило разработать так называемую «Карту российской науки» (КРН). Как обычно под громкие патриотические лозунги.

По задумке чиновников от МОН, «карта» — это некая электронная таблица всех отечественных научных учреждений, которая объективно покажет, какие институты и университеты, какие конкретно учёные эффективны, а какие можно «оптимизировать», т. е. уничтожить. Критериями отбора были запланированы публикации научных работ и — идея фикс Ливанова — их цитируемость западными журналами. Очень напоминает школу абсурда, в которой ученики-чиновники ставят оценки учителям-учёным. Правда, изначально идиотскую идею обернули в красивую упаковку.

— Очень остро и актуально звучит задача поиска «точек роста», сильных сторон российской науки на уровне отдельных исследователей и исследовательских лабораторий, — говорил тогда замминистра Игорь Федюкин. Через несколько месяцев он был уволен из МОН из-за скандала с дипломом о высшем образовании. Федюкину также припомнили его обучение в престижном университете США.

Неудивительно, что конкурс на создание «Карты российской науки» выиграло представительство аудиторской американской компании «ПрайсвотерхаусКуперс Раша Б.В». Хотя в тендере участвовали МГТУ им. Баумана, МГУ, Институт системного анализа РАН. В идеале система должна была получать (читай — покупать) информацию из двух частных источников: Thomson Reuters (база научных статей Web of Science) и Российского индекса научного цитирования о публикациях российских учёных (с 2007 по 2012 г.). И уже на этой основе составлять рейтинг научных институтов и отдельных исследователей по различным направлениям российской науки. Согласуясь с «картой», деятели из МОН собираются оценивать всю российскую науку. То есть будут решать, где ставить запятую во фразе: «казнить нельзя помиловать».

Бабло побеждает всё

Удовольствие недешёвое: цена тендера на разработку «карты» — 90 млн. рублей. В том числе закупка данных — на 40 млн. руб., развёртывание технической инфраструктуры ещё 15 млн. руб. и на сопровождение системы ещё примерно 10-15 млн. руб. ежегодно.

На самом начальном этапе многие учёные говорили, что практически все развитые в научном отношении страны пользуются не какими-то «картами», а мнением экспертного сообщества. Но «большой» учёный Федюкин их мнением не заинтересовался.

— Данный проект находится в тренде развития ряда стран. Подобные системы создаются как в развитых, так и в развивающихся странах (например, Бразилия, Казахстан). Задача Минобрнауки — обеспечить, чтобы Россия была в числе первых стран, реализовавших подобный проект, — не моргнув глазом, отвечал академикам чиновник от науки. То есть на голубом глазу заявил, что он лучше них знает, как с этим в мире дело обстоит.

Когда на кону деньги, можно не сомневаться, что бюджет будет «освоен» в кратчайшие сроки. Вот только каков будет результат?

Результат превзошёл все ожидания. Недавно девяностомиллионнорублёвая «карта», созданная американскими знатоками российской науки, появилась в Интернете на обозрение широкой публики. Учёные тут же кинулись искать в системе свои имена и название своих институтов. И ахнули…

Счетовод Вотруба из МОН

Сказать, что в «карте» содержатся ошибки, — всё равно что ничего не сказать. Ошарашенные учёные интеллигентно сдержанны в оценках, но их смысл сводится к простым словам — ливановские «наймиты» слепили бред сивой кобылы.

— В «карте» указаны 96 ссылок на публикации учёных нашего института. Но только у меня таких ссылок 140! — говорит директор Международного математического института им. Л. Эйлера, академик-секретарь Отделения математических наук РАН, выдающийся математик Людвиг Фаддеев. — А всего по институту ссылок — более 500. Ошибки на порядок! Количество грантов, судя по «карте», — ноль. На самом деле в институте четыре гранта по целевым программам. Ещё около 10 президентских. И ещё гранты РФФИ — 30. Такой же бардак с направлениями исследований. Оказывается, в институте им. Стеклова (Москва) разрабатываются, например, химические технологии промышленности. В Институте теоретической физики им. Ландау РАН зарегистрирован «патент коррекции состояния больного бруцеллёзом». Абсолютный кошмар!

Кстати, согласно «карте», математик Фаддеев работает в Институте теоретической и экспериментальной физики.

Есть и другие анекдоты. Оказывается, в области теории элементарных частиц работает аж 280 российских научных институтов. Первое место занимает Военная артиллерийская академия. По направлениям «астрономия и астрофизика» первые три места в нашей стране среди ведущих учёных занимают люди, о которых мало кто слышал. Их работы, на которые идут ссылки в «карте», не имеют никакого отношения к астрофизике. В то же время выдающийся советский и российский астрофизик, эйнштейновский профессор, академик Ринат Сюняев занял только 18‑е место. Среди ведущих научных организаций по направлению «теория литературы», на третьем месте стоит Новосибирский математический институт, на четвёртом — Международный томографический центр, на пятом — Институт химической биологии. Институт всеобщей истории РАН, кроме основных исследований, занимается гостиничным бизнесом и судебной медициной.

— Перепутали всё, что только можно. Количество учёных в ФИАН по «карте» — 1534. Реально — 832. Пишут, что докторов наук — 40. На самом деле — 182. Академик, по их мнению, только один — Михаил Алфимов, который у нас никогда не работал. Тогда как реально их семь. Также ФИАН нарисовали ноль грантов — а ведь для чиновников это главный показатель результативности. Реально наша работа по грантам в два раза превышает бюджетные деньги! В научные направления ведущего физического института страны записали какую-то чушь — садоводство и овощеводство, логистику и организацию перевозок, организацию здравоохранения, публичное управление и политику, а также почему-то педиатрию и инфекционные заболевания. Нас, учёных, просили — вносите коррективы. Но доступ в систему был просто закрыт, — возмущается директор ФИАН академик РАН Геннадий Месяц.

То есть, создав за огромную сумму неработоспособную систему, деятели из МОН попросили её бесплатно исправить.

— Составители «Карты российской науки» проявили совершенно безграмотный и безответственный подход к работе. Но его результаты, не сомневаюсь, будут использованы для оценки эффективности научных организаций с соответствующими выводами, — уверен академик Месяц.

От балды

На профильных научных сайтах учёные, протестировав «карту», высказываются гораздо резче:

— В нашем институте, согласно «Карте российской науки», работает меньше половины реальных сотрудников. Не находятся (в списках «карты») даже очень сильные учёные с их высокой публикационной активностью и высокими Хиршами (индекс цитируемости). Зато много китайцев и прочих иностранцев, а также умерших лет десять назад сотрудников — мёртвых душ.Как говорят сами учёные, вероятнее всего, за 90 млн. бюджетных рублей американские аудиторы вынесли приговор российской науке чисто «автоматическими алгоритмами без экспертной проверки результатов работы».Грубо говоря, практически «от балды», без минимальной проверки данных.Министр разрушения российского образования и науки мистер Ливанов после протеста учёных заявил, что исправит ошибки в «очень сжатые» сроки. Вероятно, попросив ещё несколько десятков миллионов на исправительные работы.