«Новая газета»: и следовательно невиновна

СК не нашел «достаточных доказательств» для предъявления обвинения налоговикам из «списка Магнитского», которые дали добро на вывод из бюджета миллиардов рублей и скупили после этого элитную недвижимость в Черногории и ОАЭ.

Российские правоохранительные органы, на остатках репутации которых «дело Магнитского» запеклось пятном позора, далеко не сразу очнулись после решения Высокого суда Лондона, отказавшегося рассматривать иск Павла Карпова к главе Hermitage Capital Биллу Браудеру и юристу Джеймисону Файерстоуну (экс-следователь МВД пытался доказать, что видеоролики о его непомерных доходах — поклеп). Решение британского суда оказалось неожиданным для персонажей, внесенных в «список Магнитского» и им сочувствующих: иск не рассматривать, поскольку он — явное злоупотребление британским правосудием. Попытки же самого Карпова в публичном пространстве представить случившееся своей победой выглядели неубедительно настолько, что не разжалобили даже федеральные телеканалы.

И вот в конце прошлой недели Следственный комитет решил вдруг ответить на жалобу коллеги погибшего в СИЗО Магнитского Джемисона Файерстоуна. Вдруг, потому что вообще-то этих жалоб, подкрепленных системой доказательств, было с десяток, только раньше они приобщались к какому-либо из множественных уголовных дел, связанных с кражей из бюджета 5,4 млрд рублей, где умирали неестественной смертью.

Не то на этот раз. СК уведомил заявителя, которого в свое время пытался сделать обвиняемым: оказывается, следствие самым добросовестным образом искало, но так и не нашло признаков преступления в деятельности Ольги Степановой. Напомним, Степанова в 2001—2011 годах возглавляла московскую налоговую инспекцию № 28, которая одобрила перевод миллиардов на подставные счета украденных у Hermitage компаний под видом возврата якобы «излишне уплаченных» налогов. Когда афера вскрылась, то налоговая удивительным образом получила статус потерпевших — то есть этих опытных чиновниц, которые и рубля не вернут без тщательной проверки, просто обманули хитроумные мошенники, руководил которыми рецидивист Маркелов, работавший мастером на лесопилке в глухой провинции. Впрочем, как свидетельствуют расследования «Новой», эта инспекция «терпела» таким образом неоднократно.

К слову, о непомерных доходах Степановой и ее бывшего мужа Владлена Степанова Hermitage также снимал ролики, приложив документальные доказательства. Правда, Степанова с исками в Лондон не обращалась (и теперь вряд ли у нее это получится — решение суда по делу Карпова создало прецедент в английской юрисдикции, запрещающий «судебный туризм»). И за нее теперь вступился СК (вслед за Следственными департаментом МВД, в котором работал Карпов, также не обнаружившим признаков преступления в деятельности налоговиков).

Бумага, которая пришла адвокату Файерстоуну из СК, гласит: «проверялась законность действий сотрудников ИФНС России № 28 и 25 по г. Москве при возврате в 2007 г. денежных средств из бюджета РФ» и «доказательств, достаточных для предъявления обвинения Степановой О.Г. либо другим лицам по ст. 286 или 285 УК РФ [превышение полномочий либо злоупотребление служебным положением] не получено».

Что касается «других лиц», то речь идет о двух заместителях Ольги Степановой — Елене Анисимовой и Ольге Царевой, а также об Ольге Цымай, начальнице отдела ИФНС № 28. Всех троих Файерстоун также обвиняет в хищении миллиардов рублей путем незаконного возмещения НДС. Правда, если Цымай вслед за своей начальницей Степановой ушла в Рособоронпоставку, то местонахождение Царевой и Анисимой — великая тайна для всей российской правоохранительной системы.

СК в своем ответе Файерстоуну так и написал: «Следственные действия, которые можно произвести в отсутствие обвиняемого, выполнены, за исключением допросов ряда свидетелей, местонахождение которых не установлено». Ранее следствие сообщало, что оно было не в состоянии допросить Анисимову и Цареву в связи с пересечением ими российской границы. А заместитель начальника управления «К» СЭБ ФСБ России полковник Ю.В. Кондратьев в 2011 году писал в своем постановлении о результатах ОРД (оперативно-разыскная деятельность) в рамках дела о хищении бюджетных средств: «установлено, что указанные лица в настоящее время находятся за пределами территории Российской Федерации, в связи с чем вручить им повестки не представляется возможным».

Основывался полковник на рапорте старшего оперуполномоченного 1-го отдела управления «К» СЭБ ФСБ России капитана С.В. Ледовского: «По результатам проведенных ОРМ докладываю Вам, что Анисимова Е.Е. и Царева О.Д. 25 мая с.г. (2011. — В. Ч.) на личном автомобиле, зарегистрированном на мужа Анисимовой Е.Е., в районе Белгородской области покинули территорию Российской Федерации. В связи с изложенным обеспечить явку указанных лиц на допрос в следственные органы в настоящее время не представляется возможным».

Ну не представляется и не представляется… В розыск, как это обычно делается в других, даже более мелких случаях, объявлять Цареву и Анисимову почему-то не стали.

Хотя этот случай — не то что не мелкий, а носит для Российской Федерации принципиальный характер. В своем заявлении в СК Файерстоун просил Бастрыкина возбудить против Степановой, ее экс-мужа Владлена (расторгли брак в конце 2010 года), а также других налоговиков уголовное дело в связи с их возможной причастностью к хищениям (схемы и методы хищения из бюджета миллиардов рублей, а также факты, доказывающие, по мнению заявителя, причастность к этим хищениям Степановой, а также сотрудников полиции и уголовников, Файерстоун дотошно описывал на 11 страницах). Он писал, что уголовное дело по факту кражи из бюджета 5,4 млрд рублей никто не расследовал, что похищенных денег никто не нашел, в тюрьме оказались лишь два уголовника — Хлебников и Маркелов, на чьи паспорта были зарегистрированы фирмы, участвовавшие в афере. Тверской райсуд Москвы судил их особым порядком — без изучения доказательств, и о судьбе пропавших миллиардов у них никто не поинтересовался…

Писал главе СК Файерстоун и о том, что Ольга Степанова вскоре после одобрения ею возврата ранее уплаченных налогов из бюджета вместе с экс-супругом приобрела офшорные компании на Британских Виргинских островах и на Кипре, земельные участки, квартиры и виллы в Черногории и Объединенных Арабских Эмиратах. Причем к заявлению были приложены платежки на десятки миллионов долларов, документы о собственности и фотографии всей этой роскоши — на общую сумму 38 912 000 долларов. То же самое писал Файерстоун и относительно заместителей Степановой, тех самых Анисимовой с Царевой, которые вслед за начальницей приобрели квартиры в Дубае стоимостью по 2 миллиона долларов каждая, а затем покинули Россию в неизвестном направлении.

Англичанин Файерстоун просил предъявить к Ольге Степановой и членам ее семьи иск в интересах России с целью возмещения вреда и принять меры для розыска и наложения ареста на имущество и денежные средства. Российские следователи посчитали излишним беспокоиться о российском бюджете. И вот теперь ведомство в Техническом переулке своим ответом признало всех налоговиков действительно неприкасаемыми.

Сослались на решение Тверского райсуда Москвы, чьи судьи держали в тюрьме умирающего Магнитского. В решении том сказано (цитирую СК): «работники налоговых органов признаны неосведомленными о противоправных действиях и замысле членов преступной группы, введенными в заблуждение относительно истинности и подлинности представленных документов».