На границе народного доверия

Женщинам, которые сталкиваются с агрессивным алкоголизмом мужа или сына, очень трудно обратиться в полицию. Не потому, что «дуры», а по своей природной, если хотите генетической жалости: пусть дебошир, пусть хулиган, но «своего»-то грех сдавать!.. Но когда они всё-таки идут на это, во многом переламывая себя, помощи от стражей порядка в большинстве случаев получить не удаётся.

…В семейный клуб трезвости в очередной раз пришла женщина, которой сын угрожает не первый раз. Вот её почти дословный рассказ: «Трезвый он со мной не разговаривает, тихий совсем. А когда выпьет — как бес в него вселяется. Не поверила, если бы не увидела своими глазами, как мой худенький Паша (имя изменено — авт.) гнёт прутья на двери-решётке на квартирной площадке! Это когда я закрыла их на ключ после его угроз спалить меня вместе с квартирой».

Цифры «02» на телефоне были набраны, наряд приехал. Но результат нулевой — парень заранее ретировался, и появился опять уже после отъезда полицейских. Опять с угрозами, опять ломая двери. А что полицейские? «Мне сказали, что пока не будет травм или поджога, они дело завести не могут. Заявление моё они взяли, но сказали, что, скорее всего, это бесполезно. «Психовоз» приезжать наотрез отказался — не их компетенция, говорят, алкашей отлавливать. А к кому теперь мне обращаться-то?», — спросила вся серая от горя мать.

Юрист по гражданскому праву посоветовал обратиться к мировому судье — так «дело» открыть, оказывается, шансов много больше. А прокуратура и полиция на просьбы «прижать» семейного алкоголика, как правило, отказывают — такова практика. Лично был свидетелем, как лейтенант тогда ещё милиции убеждал жену пьяницы, чуть не спалившего квартиру вместе с малыми детьми, «не портить человеку жизнь» и не писать на него заявление в милицию. Пьяницу так в отделение и не повезли. «Ну что мне частную охрану нанимать?» — в отчаянии воскликнула женщина. «Попробуйте» — деловито бросил «страж порядка».

Наследие это не изжито и сегодня. Вот и вынуждены психологи стимулировать жён и матерей быть «универсальными солдатами», «фронтовиками» борьбы с пьянством и наркоманией. А государство в лице полиции — оно по-прежнему «над схваткой». Это ж не государственный масштаб, это ж дела личные, семейные, так сказать… И пока кого-нибудь не покалечат или не убьют, правопорядок подождёт. Даром, что родители «белгородского стрелка» заранее сигналили — их сын находится в состоянии, когда способен убить человека. Убил и не одного — силовая машина сработала профессионально. Но что мешало ей сработать на предупреждение?

Предвидя обвинения, что мажу одной краской всех полицейских и участковых, отвечаю — есть среди них нормальные сильные мужики, которые и днём, и ночью по первому звонку из собственной постели вылезут, чтобы приехать на дом и усмирить пьяницу или наркомана. Вот только когда про это рассказываешь большинству из тех, у кого дом превратился в театр военных действий, люди не верят…

Глупо делать вывод, что сотрудники ОВД — сплошь мерзавцы. Но вместо того, чтобы вникнуть в проблемы граждан, они просят « их тоже понять». Часто происходит так — мать подаст заявление на сына или мужа-пьяницу, полиция на него «дело» открывает, работает, тратит силы, время. Но в последний момент заявление забирается — помирились, жалко стало и т.д. «Раскрываемость» в минусе, инициатор «дела» — в дураках у начальства.

Такой аргумент по-человечески понятен. Но приемлем только в том случае, если рассматривать органы внутренних дел как некую корпорацию, которая работает исключительно на себя. А работу по защите граждан заваливает внутриведомственными аргументами. Но какая разница матери, которую грозится убить сын-алкоголик, — повыситься раскрываемость в «родном» ОВД или нет? Может, пора уже что-то в критериях оценки эффективности работы полиции подправить, чтобы профилактика пьянства (в том числе открытием «малоперспективного дела») не ставило участковых в дурацкое положение?

Кстати, сегодня уже стали появляться первые частные структуры, которые за умеренную плату (порядка 3-4 тысяч рублей в месяц), готовы приезжать по звонку, чтобы разрешать квартирные проблемы — в том числе с буянами-алкашами. В первую очередь в голову приходит банальный мордобой, но речь не о нём. Как правило, в таких фирмах работают люди, имеющие опыт работы в силовых структурах. Поэтому силу они, конечно, применят, но только в случае необходимости. Согласно опыту подобных выездов «на дом», одно только появление крепких мужчин по тревожному сигналу значительно снижает буйный пыл пьяницы. Не говоря уже о том, если эти мужчины имеют не только хорошую физическую, но и юридическую подготовку. Здесь и с полицейскими в случае чего будет кому поговорить — например, о том, как правильно «оформить» домашнего хулигана в КПЗ.

Что мешает так же действовать полиции? Думаю, вопрос не в зарплатах — они сегодня у правоохранителей не нищенские, да и частные конторы, о которых говорилось выше, совсем не жируют. Дело в наличие или в отсутствии чиновничьей лени и чванства, о недопустимости которого на этой неделе говорила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, а до этого, на инаугурации столичного мэра — Президент России Владимир Путин. Но дело не только в «низах» системы. Изменится позиция элит (не только первых лиц, а элит в целом) к вопросам защиты семьи не только в теории, но и на практике, — и участковый на каждую просьбу измученных жильцов будет реагировать как положено. Здесь лежит линия фронта борьбы за доверие народа к власти, за спокойствие дома, двора, района, города, страны. А не будет изменений — тогда любой призыв, любое обещание или действие «сверху» будет без всяких провокаторов периодически утопать в народном раздражении.