На какой рынок новомосквичам податься?

С недавних пор Софрино оказалось в числе населённых пунктов «новой Москвы». Урбанизация бывшего райцентра идёт стремительно. Трудящиеся не умещаются в Москве, а потому присматриваются к доступному Подмосковью. Ведь час езды по рельсам, это ещё и свободный час для чтения или работы за ноутбком, например.

Не только автовладельцы, но и пользующиеся услугами экспрессов — потенциальные покупатели квартир в софринских новостройках. Стоимость однокомнатной квартиры площадью 44,74 квадратных метров в пятнадцати минутах ходьбы от станции «Софрино» — приближается уже к трём с половиной миллионам рублей. Цена квартиры в монолитно-кирпичном корпусе здесь и далее не сильно отличается от пушкинских цен, а вот инфраструктура тут значительно хуже по сравнению с Пушкино, где тоже продажи шли в целом за последний год не шатко.

Если для обитателей жилья комфорт-класса этой проблемы не существует, они стопроцентно автовладельцы, то для эконом-класса пресловутая шаговая доступность — важный фактор в принятии решении о покупке жилья. Инфраструктура очевидно отстаёт — поэтому даже по соседству с Софрино, где нет домов выше двух этажей, зато есть место, дальше по Ярославскому направлению строится детский сад на боле чем сто мест для маленьких жителей округи. «Уплотнение» Подмосковья ставит опережающие любые планы задачи перед губернатором Воробьёвым и его командой. На первый взгляд, тут есть, где разгуляться торговым сетям и ритейлерам, но не в каждой новостройке есть подходящее место — таков парадокс подмосковного строительного бума.

Многоквартирные дома, восьми- и десятиэтажки, строятся не только в Софрино, но и в Ивантеевке. В посёлке Воскресенское компанией «Софрино» возводится одиннадцатиэтажка. Магазинов шаговой доступности близ новостроек не очень много. Как же решают проблему закупки хлеба насущного софринские новосёлы?

Виталий Скопинский из новостройки на Второй Южной улице надеется только на своё авто:

— Мне проще всегда затариваться по пути из Москвы, на МКАД — в любом случае стоять в пробке на Ярославке, так лучше уж нагруженным стоять. Ведь даже по мелочи мотаться здесь, по узкодорожью уже лень, да и времени нет. Всё своё везу с собой.

«СП»: — Но ведь здесь, в Софрино, есть свой колбасный завод, и молоко привозится из ближнего совхоза «Зеленоградский», на разлив и фасованное. Наверное, дешевле и вкуснее? Неужели вас, как местного жителя, это не заманивает?

— Отнюдь не дешевле, цены здесь иногда и повыше московских. Нет, конечно, за молоком мы ездим, но это уже на выходных, с семьёй. Это — как часть прогулки… А всё, что касается того, что за неделю, а иногда за полнедели проглатывают сыновья — один школьник, другой детсадовец, — то это я везу по пути из офиса. Сейчас как раз на МКАД перевели ряд рынков, и даже Жуковскому досталось. Но мне проще, не съезжая с трассы, затариваться на девяносто третьем километре, где Перловская…

Действительно, после летних рейдов по московским рынкам даже те жители «новой Москвы», которые предпочитали посещать московские рынки либо супермаркеты, переориентировались на рынки, которых не коснулась «новая метла». Определённая нервозность на рынках осталась, а за осень практически все, близкие к офисным центрам рынке в пределах Третьего транспортного кольца были выселены — начиная с «Менделеевского» и далее по радиусу. Трудно пока судить, выиграли от этого покупатели «новой Москвы» или нет. Пока ясно лишь, что в прибыли оказались супермаркеты, а значит москвичи, живущие в пределах МКАД.

Член Совета Федерации Антон Беляков не считает, что летняя встряска столичных рынков пошла кому-то на пользу, тем более что она не распространяется на те придорожные крупные торговые точки, где основными покупателями являются автомобилисты из Подмосковья:

— Не знаю ни одной страны, ни одного города, в котором бы не было рынков. Антикварных, блошиных, рынков старьёвщиков и мелких ремесленников. Уверен, что идея уничтожения рынков вообще — как возможности граждан что-то купить и продать, а при этом ещё и пообщаться по интересам, — не придёт ни в чью голову сегодня. Люди, которые что-то мастерят, коллекционируют — должны иметь возможность общения и обмена, опосредованного деньгами, в том числе.

«СП»: — Но насколько серьёзна и глобальна нынешняя перетряска рынков, как повлияет она на спрос и предложение, на Ваш взгляд?

— Очевидно, что на волне зачисток просто происходит передел сфер влияния, и тут могут по-разному совершенно быть использованы общественные настроения. В первом случае продавцы могут стоять за свои права в качестве малого бизнеса, во втором — москвичи будут либо хвалить рынки за удобство и свежее фермерское молоко, либо проклинать их как рассадники криминала. И вот здесь стоит уловить суть проблемы. Она не в рынках как таковых, но в их легальности, прозрачности для налоговиков. Территория рынков — безусловно, сладенькая. Можно построить много жилых домов, а это сверхприбыль. И в ходе любых публично одобряемых с помощью московских СМИ действий «по искоренению» — конечно, кто-то постарается не просто перепрофилировать территории, но и сменить их собственника. Люди, имеющие отношение к принятию решений по данному вопросу, лоббисты, как правило, уже знакомы с будущими собственниками или сами ими становятся.

«СП»: — Может ли так сложиться ситуация, что москвичи поддержат любое перепрофилирование, только бы избавиться от нежелательных соседей, зачастую не покидающих территорий рынков круглосуточно? И как, в отличие от разгневанных горожан, быть жителям «новой Москвы», покупательная способность которых ниже, чем у москвичей?

— Тут как у Люка Бессона, эту проблему изобразившего со знанием реалий современного Парижа. Когда существуют целые кварталы, гетто, где не действуют законы государства, безусловно, нужны силовые меры. Вряд ли сегодня в Москве всё именно так: чаще идёт борьба интересов собственников. Однако, общаясь с теми москвичами, которые сегодня явно испытывают неудобства из-за закрытия рынков, могу сказать, что далеко не все они на стороне зачищающих. Например, что стало с теми, кто всю жизнь ходил на Черёмушкинский рынок или на Даниловский? Не было там уж такого разгула криминала… А вот там, куда пытаются выселить рынки, на внешней стороне МКАД — не всё в порядке. Появляется сперва один ларёк, потом вырастает целый рынок, территория огораживается. Вот тут, уверен, всё непрозрачно и криминально — землеотводы там наверняка не в порядке, ситуация ближе к самозахвату, отсюда откаты и все бонусы теневиков. Любой рынок надо рассматривать в конкретике его возникновения, и в контексте его надобности, легальности его деятельности. А за занавесками всевозможных кампаний борьбы — можно скрыть очень многое и самое главное…