Белорусы боятся России

Вхождение Белоруссии в состав России — ‘это возможно, очень желательно и полностью зависит — на 100% зависит — от волеизъявления белорусского народа’, заявил Владимир Путин на молодежном форуме ‘Селигер 2011’. На что МИД Белоруссии сухо ответил: суверенитет — не тема для политических дискуссий.

Еще в марте по этой теме исчерпывающе высказался Александр Лукашенко: ‘Мы настаиваем на том, что у нас никто никого не угнетал и не предлагал, что Беларусь — это регион Российской Федерации, это губерния Российской Федерации. Никто с этим не согласится’. И это сущая правда. В июне Белорусский Независимый институт социально-экономических и политических исследований провел на эту тему опрос общественного мнения. Согласно результатам исследования, за идею объединения с Россией выступает 31,4% белорусов, решительно против — 47,8%. При этом, если бы белоруссам пришлось выбирать между присоединением к России и ЕС, то за ЕС проголосовали бы 44,5%, а за Россию — 35,3%.

В конце прошлого года лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что объединению Белоруссии и России мешает только Лукашенко. ‘Евросоюз-2 не получится, СССР — рухнул. ЛДПР предлагает один вариант — вступайте в состав Российской Федерации, другого не получится… Лукашенко не хочет, а жители Белоруссии — хотят’, — уверял он. Около десяти лет назад опросы действительно показывали, что за интеграцию с Россией выступали 80% белорусов. Однако с тех пор их число неуклонно снижалось: в 2003 г. таких было 53,1%, в 2004 — 49,3%, в 2006 — 46,4%.

Сегодня каждый второй житель страны решительно против введения российского рубля (за — каждый третий). Только 27,1% положительно относятся к строительству в Белоруссии АЭС по российскому проекту и на российские кредитные деньги, 16,4% — не против строительства АЭС вообще, но против того, чтобы это был российский проект. 36,5% белорусов считает, что государственные предприятия нельзя продавать России ни в коем случае.

Одним словом, антироссийские настроения в белорусском обществе растут, и это хорошо прослеживается в разговорах с простыми гражданами. Учителя географии из Минска Вячеслава Кирюхина пугает уровень преступности в соседнем государстве: ‘Включаешь новости — в Москве людей на улицах каждый день убивают, и не только бизнесменов. Наркотики — самая большая проблема российской молодежи, там об этом все говорят. А у нас считается тяжелой проблема распития пива’. Пенсионерку Аллу Александровну, живущую в Заславле под Минском, тревожит другое: ‘Моя сестра в России живет, у нее пенсия 2000 рублей. А у меня даже по новому курсу, после девальвации в два раза больше. Она не может без помощи детей лекарства купить, а у меня всегда на это деньги есть: здесь они дешевле. Я вам так скажу: пока Батька будет, то и пенсии тут платить будут, а потом все эти россияне и прочие скажут: иди умирай’.

У тех, кто за интеграцию, свои резоны. ‘Россия нам близка и по духу, и по существу. У нас один и тот же язык, один и тот же менталитет. Поэтому я не вижу никаких препятствий для объединения, — говорит дизайнер Олег, работающий в минской компании. — Будем ездить в Москву на заработки, а наши предприятия будут сборочным цехом для производства всех российских товаров. Даже программисты знакомые говорят: наниматели-россияне платят более щедро, чем наниматели из Германии и Польши’. Предприниматель Владимир рассуждает в том же ключе: ‘В России легко делать бизнес, проще налоговая система. У меня друзья пытались что-то в Европе открыть, одеждой торговать, так в Польше из 10 заработанных долларов 8 нужно отдать государству. В России не так: там поборы — максимум треть прибыли’.

Впрочем, подобную точку зрения разделяют далеко не все белорусские предприниматели. Они дружно ругают Лукашенко за сложную бюрократическую систему и высокие налоги, но российские ‘олигархи’ пугают их куда больше. ‘Здесь у меня пусть и небольшая фирма, на 20 человек, но я работаю на себя и никого не боюсь. А потом придут россияне, настроят здесь огромные сети, задушат всех — как это уже происходит в продуктовой рознице, с приходом гипермаркетов — и что мне делать? Идти менеджером?’, — говорит предприниматель из Минска Александр, торгующий мебелью. Его коллега Андрей добавляет: ‘В Белоруссии многие чиновники боятся брать большие взятки, потому что если они будут сильно наглеть, я позвоню в Генпрокуратуру, и их хлопнут. А если будут российские порядки, нас обдерут взятками до нитки’.