Христианское движение в России идет на Запад

Как стало известно Firstnews, в России создается новое христианское движение. Оно называется «Благодатная Россия» и намерено заниматься, в том числе, и проблемами коррупции. Новая структура будет похожа на христианские партии Европы. Мнения экспертов по поводу перспектив движения разделились: одни считают, что оно впишется в незаполненную нишу, другие указывают, что такие проекты в России успеха не имели.

Один из лидеров нового движения, предприниматель Валерий Морозов, известный своим интервью о коррупции на Олимпийских стройках в Сочи, рассказывает, что толчком к формированию новой структуры послужили обращения к нему бизнесменов, у которых — похожие проблемы.

«Например, в Краснодарском крае есть семья Коноваловых, они владели крупным торговым центром, имели крупный агробизнес. Их предприятие подверглось рейдерству, в результате глава семьи оказался в тюрьме. Его жена создала движение против произвола, в регионе стали проходить акции протеста. Коноваловым удалось добиться многого: главу семьи освободили, основную часть бизнеса, правда, уже разрушенного и обворованного, вернули, а против рейдеров, надеюсь, в ближайшее время будет возбуждено уголовное дело», — рассказал Firstnews Валерий Морозов.

Христианская экономика

На вопрос, как связано христианское движение и борьба с коррупцией, он отвечает просто: коррупция прямо противоречит христианским ценностям. По мнению Валерия Морозова, в России существует две экономики: олигархически-бюрократическая и «белая». По мысли организаторов движения, к нему должны примкнуть сторонники той самой «белой» экономики. Для их привлечения у организации есть программа «Народная экономика», она связана с созданием народных предприятий, акционерами которых были бы сами работники. При этом по задумке владелец даже одной акции должен иметь доступ к информации о деятельности предприятия, его отчетности.

По мнению Валерия Морозова, христианство может стать основой как для общественного, так и для политического движения. Пока на платформе религиозных убеждений в России так и не создано убедительных структур.

В планах организаторов движения — сотрудничество со странами Европы и Америки, некоторыми странами Азии, где сильны позиции христианских партий. Кроме того, в Евросоюзе и США оседают средства от коррупционных схем. Российские правозащитники, работающие, в частности, с Европейским судом по правам человека, заинтересовались новой организацией. Однако они предупреждают о проблемах, с которыми движение может столкнуться в работе с западными политиками и органами власти.

«Если новое российское христианское общественное движение хочет работать в Европе, то нужно регистрироваться здесь, идти с прозрачными уставом и намерениями. Если пытаться действовать через существующие институты, то к этому, скорее всего, отнесутся с подозрением», — считает правозащитница Карина Князева, которая представляла в Европейском суде по правам человека интересы Михаила Ходорковского и Игоря Сутягина.

При этом она заметила, что позиции христианских партий в Европарламенте довольно сильны, в частности, они с успехом противостояли инициативе, которая препятствует государственным врачам отказываться от проведения абортов по религиозным убеждениям.

Политики не хотят двигаться

Православная Церковь пока благосклонно относится к новому движению, епископы епархий Московской патриархии за рубежом сотрудничеством заинтересовались.

Валерий Морозов о перспективах «Благодатной России» пока говорит достаточно осторожно.

«Движение создается снизу, поэтому возникают определенные проблемы. С одной стороны, есть поддержка людей, которые хотят изменить коррупционный режим, но в движении пока мало состоявшихся политиков и представителей крупного бизнеса. Они привыкли смотреть на Кремль, ждать команды», — говорит он.

При этом бизнесмен надеется, что межконфессиональный характер новой структуры поможет ей привлечь новых сторонников.

Европейский опыт – не для России

Мнения религиоведов и политологов по поводу «Благодатной России» полярно разделились. Редактор журнала «Религия и право», директор института религии и права Анатолий Пчелинцев полагает, что у движения есть перспективы.

«В обществе есть потребность в религиозных движениях, но о них в России пока не слышно, хотя такие структуры существуют. Но организация должна не зацикливаться на одной конфессии, объединять даже неверующих людей. На примере европейских партий мы видим, что такое возможно. Почему же в России с ее глубокими христианскими корнями, консервативными ценностями движение не будет иметь успех?», — заявил Firstnews Анатолий Пчелинцев.

Вице-президент центра политических технологий Алексей Макаркин наоборот прогнозирует, что «Благодатная Россия» не получит широкого распространения и поддержки, во многом, из-за межконфессионального статуса.

«Православные люди с осторожностью относятся к политике, у организации должно быть благословение руководства церкви, а сотрудничество с другими конфессиями этой осторожности только прибавит. Церковная иерархия могла бы дать импульс для развития движения, но такие движения могут вызвать конфликт с властью. Руководители церкви лояльно относятся к религиозным организациям, пока те им не мешают, занимаются культурной и пропагандистской работой», — пояснил Firstnews Алексей Макаркин.

Эксперт указывает, что сейчас создание партий по конфессиональному признаку в России запрещено, но до введения этого ограничения христианские партии существовали, однако распространения не получили. По словам Макаркина, о них сейчас помнят, в основном, бывшие участники и политологи. Он скептически отнесся и к антикоррупционной направленности движения.

«Действительно, в этой сфере можно использовать религиозно-нравственные авторитеты, но в России люди ориентируются прежде всего на личность. Навальный – это бренд, раскрученная фигура. Валерий Морозов – человек непубличный, малоизвестный, при этом он не пользуется поддержкой власти, что в сегодняшней ситуации важно», — подчеркивает Алексей Макаркин.

Политолог уверен, что западные модели формирования политических и общественных структур мало подходят для России. Это касается как христианско-демократических, так и социал-демократических организаций, которые, несмотря на популярность в Европе, здесь не могут добиться успеха.