Нельзя заниматься демографией вперемешку с медициной

Эксперт убежден, что должно быть создано отдельное ведомство, отвечающее за вопросы, связанные с семьей.

Власти похваляются успехами при реализации национального проекта «Здоровье», на который были потрачены огромные средства. Если верить словам вице-премьера Александра Жукова и министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, численность населения России впервые за весь постсоветский период стабилизировалась. Об этом чиновники с радостью доложили на Социальном форуме, который прошел 29 сентября.

Итак, какие же цифры озвучили Жуков и Голикова? По словам вице-премьера, за последнюю пятилетку естественная убыль населения сократилась почти в 3,5 раза, а ожидаемая продолжительность жизни достигла 69 лет. При этом он подчеркнул, что следующая цель, которую ставят — это достижение 70-летней продолжительности жизни, пишет «Российская газета».

Голикова поддержала заявление Жукова, озвучив самые свежие, так сказать, с пылу с жару демографические данные. Оказывается, в августе 2011 года был зафиксирован естественный прирост населения — 10,7 тыс. человек. Самый высокой показатель рождаемости также пришелся на этот месяц — 173,7 тыс. детей. Казалось бы, потраченные деньги и нацпроект приносят свои ожидаемые плоды. Кроме того, Жуков рассказал, что в ближайшие два года на программы модернизации здравоохранения из федерального бюджета выделят около 620 млрд руб. Планируется направить эти средства на закупку нового оборудования, привлечение квалифицированных специалистов и на повышение зарплат медработникам.

Однако рано радоваться. Озвученные Голиковой данные за август отсутствуют на сайте Росстата. Соответственно, они представляются крайне сомнительными. Ведомство только сегодня опубликовало общие данные за январь-август 2011 года. Так вот, даже судя по ним, можно сделать весьма неутешительные выводы. За указанный период, согласно статистикам, родилось 1 170 966 детей, тогда как в 2010 году этот показатель составлял 1 186 653 человека. Несложно подсчитать, что это на 15 687 человек меньше. Теперь по умершим. Их количество за 8 месяцев текущего года превысило число родившихся — 1 299 820 человек. Таким образом, мы имеем естественную убыль населения — 128 854. Любопытно, что прирост населения отмечается, в основном, в Северо-Кавказском федеральном округе, другие регионы не могут похвастаться этим.

Жуков с Голиковой заявили о том, что средняя продолжительность жизни в России достигла 69 лет. Однако вспомним майский доклад Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), согласно которому выходит, что российские чиновники завысили показатели на 1 год. Но даже если министр и вице-премьер все же правы, особого оптимизма эта цифра не внушает, т. к. по таким показателям наша страна опережает разве что Афганистан и страны Центральной Африки: ближайшими соседями по грустным цифрам являются Украина, Индонезия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Монголия, Узбекистан и др. Поэтому к 83 годам, а именно столько составляет средняя продолжительность жизни в Японии и Сан-Марино, Россия даже близко не подошла. Да и сама цифра в 68-69 лет обеспечивается лишь благодаря женщинам, которые, по данным ВОЗ, доживают до 74 лет (наши чиновники говорят о 75 годах).

В итоге, как видим, отчеты чиновников о результатах демографической политики представляются простой подтасовкой фактов (ну кто же будет делать далеко идущие выводы по данным одного месяца?). Значит, потраченные на нацпроект средства оказались выброшенными на ветер.

Директор Института демографических исследований, редактор портала «Демография.ру» Игорь Белобородов прокомментировал в беседе с обозревателем KM.RU позитивный отчет чиновников о демографии в России.

— Действительно, нацпроект «Здоровье» принес какие-то свои результаты. Я не могу сказать, что революционные. Но касательно продолжительности жизни, младенческой смертности, конечно, есть подвижки. С момента реализации этого нацпроекта продолжительность жизни выросла, хотя я отношу это больше к антиалкогольной политике и на счет тех мер, которые были предприняты по борьбе с ДТП. Дело в том, что смертность и здоровье — это процессы, не тождественные воспроизводству населения, рождаемости, репродукции. Поэтому вкладываться в них, конечно, надо, но не стоит допускать управленческую ошибку и не выдавать инвестиции в здравоохранение за инвестиции в демографический рост и политику — это совершенно разные задачи. В конце концов, дети рождаются в семьях, а не в учреждениях, не благодаря врачам, которые имеют дело с фактом завершения беременности.

Но проблема у нас не в том, что медицина плохо способствует появлению детей на свет. Те семьи, которые зачали ребенка, так или иначе рожают. Прошли те времена, когда из 8-10 новорожденных выживала только половина. Наоборот, сейчас у нас выживает 98%, а это очень хорошо. Коренная проблема в том, что рождается мало. Само решение о рождении ребенка принимается меньшим количеством семей, чем это необходимо. Но те, которые создают семью и даже принимают решение о рождении, говорят о незначительном числе детей. Т. е. у нас узкий репродуктивный выбор — 1 или 2 ребенка на семью

Вся современная экономическая, социальная, здравоохранная системы, жилищная политика, информационное поле подталкивают к тому, чтобы население рожало не больше 2 детей. Причем, двое — это уже определенный подвиг. У нас 60-70% семей однодетны и не собираются больше рожать ни при каких условиях, даже если их озолотить. Ни материнский капитал, ни другие выплаты особо не подстегивают. Ключевая проблема опять останется нерешенной — это потребность в детях. Необходимо, чтобы большинство семей хотели родить не менее 3 детей, тогда мы будем говорить о стратегическом решении именно демографической проблемы, а не каких-либо изменениях в здравоохранении, пусть и положительных.

Сам факт того, что Минздрав выдает имитацию демографической политики за таковую, вреден — он создает иллюзию нормальности, иллюзию решения проблемы, а этого нет. У нас до сих пор, напомню, ни одно в стране ведомство не отвечает за вопросы, связанные с семьей и демографической политикой. За оборону отвечают, за экономику отвечают, за налоги отвечают, за мигрантов отвечают, но у нас нет жизненно важных ведомств, которые бы отвечали за вопросы семьи и демографии, а также за конструктивную миграцию, т. е. репатриацию своих соотечественников.

У нас вопрос демографии «слили» в Минздрав, который и без того перегружен: он занимается всем и в итоге ничем, потому что нельзя заниматься демографией вперемешку с медициной, здравоохранением, миграцией, социальными пособиями — это совершенно разные по функционалу и содержанию вещи.

Вторая часть, которая бы положительно воздействовала на численность населения, не приводя при этом к межэтническим конфликтам, — это репатриация, которая «слита», свалена в ФМС, которая просто отвечает за миграцию безотносительно прибывающих.

Тот факт, что Минздрав пытается подменять понятия, можно, конечно, объяснить предвыборной ситуацией, но я боюсь, что это продлится и после выборов. Если Минздрав останется на тех же позициях и взглядах, то ничего не изменится. Но есть вредная вдвойне вещь — это то, что Минздрав проводит антидемографические решения. Например, законопроект об охране здоровья, в котором фактически идет лоббирование суррогатного материнства. А что это такое? Это прямой путь к детскому донорству, преступлению против человечества. Также у нас ничего не делается с абортами.

Поэтому к Минздраву есть очень серьезные претензии: ведомство ведет сегодня достаточно опасную политику по отношению к демографическому развитию. Поэтому оно должно быть подвергнуто серьезной управленческой коррекции. Должно, наконец, в вымирающей стране появиться ведомство, отвечающее за демографические вопросы и вопросы, связанные с семьей.