Великобритания — Россия: отношения в периоде полураспада

Визит британского премьера в Москву ожидаемо не принес прорывных решений. Стороны подписали ряд меморандумов, не самой большой важности. Камнем преткновения для прорыва стало «дело Литвиненко». Впрочем, если удастся запустить совместные бизнес-проекты, противоречия сгладятся.

Визит британского премьера Дэвида Кэмерона в Москву — первый визит на высшем уровне за шесть лет. Это само по себе примечательно. В отношениях России и Британии в середине 2000-х наступили «заморозки». Страны обменивались высылкой дипломатов, ловлей шпионов и прочими взаимными шпильками, из которых наиболее примечательным было «дело Британского Совета» и отравление Литвиненко.

Литвиненко, бывший соратник Бориса Березовского и критик российских властей, был отравлен в ноябре 2006 года экзотическим способом — его напоили чаем с радиоактивным полонием-210. Британская сторона обвинила в отравлении российского предпринимателя Андрея Лугового, который был знакомым Литвиненко. Москва повода для выдачи Лугового британскому правосудию не нашла, посчитав такой акт антиконституционным.

Лондон до сих пор требует выдать ему Лугового, который с тех пор успел получить думский мандат по списку ЛДПР. Россия методично в этом отказывает.

На этом фоне визит казался знаковым и свидетельствовал о возобновлении контактов на высшем уровне. Однако прорывов от не никто не ждал.

Это и продемонстрировала встреча Медведева и Кэмерона. По ее итогам были подписаны (по данным в сайта Кремля): «1. Декларация о партнерстве на основе знаний для модернизации между Российской Федерацией и Великобританией; 2. Совместное заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Великобритании о сотрудничестве в области культуры; 3. Меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве в области совместных научных изысканий и в разработке и коммерциализации инновационных технологий в общих интересах; 4. Меморандум о взаимопонимании в отношении Российского Фонда прямых инвестиций; 5. Меморандум о взаимопонимании между ОАО «РЖД» и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, представленным Министерством торговли и инвестиций; 6. Меморандум о взаимопонимании между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и компанией «Роллс-Ройс»; 7. Меморандум о сотрудничестве по вопросам создания международного финансового центра в Москве». Иными словами: сплошь меморандумы и никакой пока конкретики.

Дело Литвиненко и в этот раз было в повестке встречи, тему просто нельзя было обойти. Английский журналист спросил своего премьера не рано ли радоваться росту инвестиций, когда Россия еще не выдала Лугового. Премьер уверил, что этот вопрос важен и его никто не пытается замять. «Это остается проблемой в отношениях между Россией и Великобританией», – заявил он. По его словам, нужно развивать отношения в тех областях, в которых они будут «в наших взаимных интересах».

«Мы хотим роста инвестиций и рабочих мест, мы хотим прогресса на Ближнем Востоке», – напомнил британский премьер и еще раз повторил, что вопросы по делу Литвиненко британские власти «не откладывают в сторону».

Медведев традиционно напомнил, что 161-я статья Конституции России запрещает выдавать российских граждан. И предложил интенсифицировать контакты между спецслужбами двух стран. «Я считаю, реанимация контактов не только между правоохранительными органами, но и спецслужбами назрела. Нам нужно сделать все, чтобы наше антитеррористическое сотрудничество было максимально конструктивным», — отметил Медведев.

Однако как раз дело Литвиненко, из-за которого были заморожены контакты между спецслужбами, и препятствует разморозке отношений. О чем Кэмерон и напомнил на совместной пресс-конференции.

Иными словами: диалог между странами на уровне лидеров возобновился, но прорывов ожидаемо не было.

Можно констатировать, что конфликт середины 2000-х еще не улажен до конца. К тому же на преодоление последствий конфликта накладываются непростые отношения стран в бизнес-сфере. Одновременно с историей Литвиненко разворачивалась не менее драматичная история с выдавливанием в интересах «Газпрома» голландско-британской нефтяной компании Royal Dutch Shell из проекта «Сахалин-2». В 2008 году еще и разгорелся скандал в российско-британской ТНК-ВР, который с трудом удалось прекратить. Казалось, что скандальные истории могли бы отчасти завершиться после заключения стратегического альянса между «Роснефтью» и ВР, но сделка была сорвана из-за недовольства российских совладельцев ТНК-ВР.

Если совместные инвестиционные проекты все-таки появятся, скорее всего и «дело Литвиненко» будет менее болезненным для английского политического истеблишмента.

Правда, британская пресса все равно будет о нем спрашивать.