Ох, нелегкая это работа: вручать судебное решение Сердюкову

Министр обороны России всячески избегает встречи с судебными приставами.

Все ли помнят прошлогодний пожар в подмосковной воинской части под Коломной? Ну, тот самый, про который написала пресса, а потом Министерство обороны долго отрицало, что ничего у него не сгорело, а затем все же признало — нет дыма без огня. Потом президент страны, до которого дошло известие об этом ЧП, распорядился наказать виновных. Военное начальство быстренько нашло «крайних» и примерно наказало их увольнением.

Правда, спустя некоторое время оказалось, что в действительности все было не так, как на самом деле, «виновные» оказались не виноватыми, и суд вынес решение восстановить их в должности. Но сделать этого до сих пор никак не удается, потому что министр обороны Анатолий Сердюков уклоняется от вручения ему судебного решения — пристава к себе в рабочий кабинет не допускает, а на его настойчивые заказные письма числом 70 (!) просто не отвечает. Но обо всем по порядку.

Все началось «огнеопасным» летом 2010 года, когда полстраны заволокло гарью лесных пожаров, напоминает издание «Совершенно секретно» . Огонь подступил и к авиационно-технической базе ВМФ 2512, расположенной в лесу под Коломной. Десять дней кряду, не получая никакой помощи и рискуя жизнью, личный состав базы — четыре офицера и тридцать матросов — самоотверженно боролся с огнём. Спасли 16 хранилищ из 41. Но в итоге виновными были признаны все служившие на базе офицеры во главе со своим командиром, подполковником Виктором Биронтом. Офицеров немедленно и без соблюдения положенных по закону формальностей уволили из Вооружённых Сил.

«Сил и средств у МЧС тогда не хватило, — вспоминает Виктор Биронт год спустя. — Две пожарные машины приехали из Каширы лишь через шесть часов после нашего звонка. Дачники тушили свои дома, а мы спасали свою часть, сражаясь сами, как могли — с помощью лопат, веников из листьев и десяти огнетушителей — каждый вместимостью по двадцать литров воды». Часть и сейчас похожа на пожарище.

«Десять дней мы не выходили из леса, тушили огонь,- продолжает подполковник. — А 29-го июля в четыре часа дня поднялся сильный ветер, огонь каким-то образом перекинулся в часть на водонапорную башню. Она первая и загорелась, горящие щепки полетели в сторону нашего клуба. Мы выбежали из леса и принялись спасать новую технику».

После пожара отдел Государственного пожарного надзора по Коломенскому району ГУ МЧС России подсчитал убытки, выдав Биронту справку, согласно которой сгорели «шестнадцать хранилищ, здание клуба и несколько вспомогательных зданий АХТ». На весьма «скромную» сумму в 4 миллиарда рублей. Но, по словам офицера, сгорело всего лишь старое, требующее списания имущество, которое не могло стоить таких денег. Вероятно, такие цифры возникли из-за того, что оценивали оборудование как новое, хотя ему уже более тридцати пяти лет.

Суд впоследствии установил, что министр Сердюков, фактически ввёл в заблуждение президента России. С его подачи, давая оценку последствиям летних пожаров, Дмитрий Медведев произнёс: «Всё, что произошло, — это просто невыполнение должностных обязанностей, преступная халатность, когда пожар, который распространялся, причём достаточно спокойными темпами, не удалось локализовать. А руководство базы вообще неизвестно где находилось!» Эти слова стоили офицерам службы.

К увольнению тут же были представлены командир в/ч 13180 подполковник Виктор Биронт, его заместитель майор Руслан Гидаятов, начальник материально-технического обеспечения В. Карандак, глава седьмого отдела хранения авиабазы В. Мельсисиденков, подполковник В.Марченко и командир роты обеспечения, майор А. Ермолов. Но часть продолжала гореть и увольняемые тушили ее дальше, хотя могли уже не напрягаться. Каждый делал свое дело: одни — увольняли, другие — тушили.

Формально подполковника Виктора Биронта уволили за то, что вокруг базы отсутствовала пятидесятиметровая полоса вырубленного леса. Хотя сам он с момента вступления в должность командира части — с мая 2010 года — неоднократно обращался с рапортами к начальству, прося разрешить сделать противопожарную полосу — вырубить лес на подходах к части. Руководство такой самодеятельности не одобрило. Кстати, предыдущий командир базы Борис Долхонов начал было самостоятельно рубить лес, но в отношении него возбудили уголовное дело, уволили и приговорили к штрафу в 500 тысяч рублей.

Ночью 30 июля в Коломну прибыл сам заместитель министра обороны Дмитрий Булгаков. Он громко ругался, увидев, что там происходит. А подполковнику Биронту генерал армии Булгаков бросил: «Лучше б ты сам сгорел!». На что Биронт спокойно ответил ему: «Да успею ещё сгореть».

Прежде в части была собственная пожарная команда, но ее сократили в результате «реформ», проводимых министром Сердюковым. Предполагалось, что отныне все пожары станет тушить МЧС в лице пожарных расчетов города Коломны и резервных средств министерства. Когда дошло до дела, помощи от них не последовало. Противопожарный поезд МЧС появился лишь через сутки после звонка генерала Булгакова.

Весь прошедший после пожара год подполковник Биронт и другие уволенные офицеры судились с Министерством обороны и Главкомом ВМФ, оспаривая незаконное увольнение. Они выиграли дело в Люберецком гарнизонном военном суде. Московский окружной военный суд это решение подтвердил. Но исполнять решение суда министр обороны не спешит. Он просто уклоняется от встречи и переписки с судебным приставом. Исполнитель по делу Биронта, сотрудник Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве Владимир Сугробов говорит, что будет продолжать попытки вручить решение министру до окончания срока исполнения по делу. Кино, да и только! Как говорится, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.