«Новая газета»: первомай — наш День сурка

В Москве прошла первомайская демонстрация в лучших традициях советской эпохи. Только на плакатах вместо «Мир, труд, май» теперь пишут «Медведев, Путин, стабильность»

Уже в 8.30 утра станция «Белорусская» была полна людей, приехавших на демонстрацию. «И не лень вам?» — обратилась я к мужчине, держащему над головой плакат «Служба тоннельных сооружений метрополитена». «Куда ж деваться, когда на работе заставляют!» — пожал плечами он. Люди явно явились на Первомай организованно: виднелись флаги «Мосгортранса», «Почты России», РЖД, завода ЗИЛ.

У некоторых были таблички с именами: вокруг них собирались те, кто записался на сайтах массовок.

— Ты от кого здесь? Вячеслава случайно на знаешь? — подошли ко мне два парня, уже навеселе. — Нам сказали, что запишут нас к нему, а вышли из метро – всякие имена на табличках есть, а Славки нет.

Рассказали: договорились на 200 рублей в час.

— Бесплатно только дураки сюда придут. Ты че, тоже бесплатно?!

Живая колона растянулась от Белорусской до самой Мэрии. По оценкам ГУВД на демонстрацию собралось до 120 тысяч человек. Кроме работников госучреждений, здесь были студенты разных вузов, в том числе МГИМО, РГСУ, ГУУ, РХТУ. «Да мы просто жаждем патриотического буйства, отдачи патриотического долга», — сказала мне сердитая девушка из Менделеевки, явно иронично.

Несмотря на то, что демонстрация формально проходила под флагами московской федерации профсоюзов, всюду были политические лозунги. Из динамика неслось: «Четвертого марта выиграл наш кандидат! Вы все выходили сюда в ночь после выборов, чтобы сказать: мы победили, и дальше будем строить справедливость». Молодые люди держали плакаты «Кто не работает, тот хомячок», «Медведев и Путин! Россия, вперед!», был даже «Весна пришла — Болото высохло».

«Мы против любых политических потрясений, экспериментов в политике, мы за стабильность», — говорил голос из громкоговорителя. «Стабильность, мать ее!» — вторил седеющий мужчина с флажком «Мосэлектростой».

Сбоку от толпы, на тротуаре, были развернуты палатки: там торговали булками и иконами, цветастыми платками и русскими сувенирами.

В колоне строителей выделялась группка нерусских мужчин, они шли без транспарантов и плакатов, в рабочей одежде, небритые. На вопросы многие ответить не могли, потому что не понимают языка. Выручил их бригадир Амин — все они работают в фирме «Элгад строй».

— Мы своим присутствием хотим увеличить это праздничное скопище народу. Но вообще начальство велело – не все же на стройке пылью дышать. У нас пришла вся бригада, но кто-то там похавать остался, кто ночью не успел. Мы мосты строим, а потом по ним на тачках папенькины сынки гоняют. Гулянки пора бросать, работать надо! Эта страна меня устраивает, верховные чиновники всякие – я хоть сам с ними и не встречался — нормальные пацаны.

Играл оркестр, рядом танцевали девушки в народных костюмах — коллективы из районных домов творчества.«Слушайте, какой все-таки у нас мощный административный ресурс», — сказала одна студентка, окинув взглядом толпу.

В 10.30 наконец двинулись вниз по Тверской. Женщина с флагом движения «За чистую Россию» говорила: «Посмотрите, все это организовал Владимир Владимирович. Вместе мы — сила. Мы пришли, чтоб быть поближе к нему».

На Манежке к шествию присоединились Путин и Медведев. Минут десять они говорили с демонстрантами, создав пробку на пути колоны. Их спрашивали, как им удается «выглядеть так классно», верят ли они в гороскопы, будут ли возрождать систему послевузовского распределения.

— Возрождать будем, но как раньше уже не получится, — сказал Медведев.

Но казалось, что «как раньше» все и так получается. На Белорусской еще несколько часов после окончания шествия «демонстранты» ждали своих «премий». А тандем в это время уже пил нефильтрованное пиво в баре «Жигули».

…Когда все закончилось и люди потянулись к метро, рядом со мной оказался улыбчивый парень с плакатом «Народ — хозяин России».

— Как вы считаете, народ у нас — действительно хозяин России? – не удержалась я.

— Само собой. Но только на сегодня. А потом снова: «Путин — Медведев, Медведев — Путин…»

— Почему же вы здесь?

— Мне заплатили, — без тени смущения признался он.

— Зачем же берете деньги от того, кто вам не нравится?

— За такие деньги можно и через себя переступить.

«За труд, зарплату и социальные гарантии!» — было написано на растяжке федерации профсоюзов. Действительно, на первомай пришли за зарплатой.