Эксперты о «безбожности» церкви и власти

Россия может вернуться к попыткам устроить общество на принципах, альтернативных капитализму, считает глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин.

Он обратил внимание, что в советское время было сделано много хорошего: «Подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне, выдающиеся технические и научные достижения, очень мощно прозвучавшая в мире модель общества, основанная на идеале социальной справедливости, — всё это наши бесспорные достижения. Когда сегодня говорят, что советский социализм позорно канул в историю, это неправда».

ИА REX: Что случилось с руководителями РПЦ, совсем недавно они осуждали безбожную советскую власть?

Григорий Трофимчук, политолог:

Доброе слово со стороны московского патриархата о социализме (хотя и с большими оговорками) вызвано простой причиной: это попытка ослабить информационное давление на церковь. Социальная сфера — как раз наиболее узкое, уязвимое место в деятельности современной РПЦ, тем более, в сравнении с социальными успехами той страны, которая признана «безбожной». Однако одних слов здесь будет мало: церковь должна взять на себя основную часть ежедневной заботы о миллионах нищих, голодных и больных людей. Только в этом случае, в отличие от натянутых слов о социализме, РПЦ сможет ослабить информационные удары в свою сторону.

Ключевая, неразрешимая, для РПЦ, дилемма состоит в том, что социальные успехи разрушенного СССР были как раз прямым следствием ухода из жизни людей религии: чем меньше духовности потусторонней, тем больше духовности реальной. Здесь существует некая обратная, железная взаимосвязь, так как возвращение новой РФ в религиозное лоно автоматически совпало с очередным ослаблением государства.

Таким образом, если Россия захочет вновь получить в своё распоряжение сотни тысяч крепких, морально устойчивых, грамотных и многодетных русских семей, она будет вынуждена запустить по всей стране антирелигиозную пропаганду. Без этой реформы, румяные, здоровые, никогда не постившиеся пацаны 60-х годов, навечно останутся недосягаемым эталоном для многих сегодняшних духовно просветлённых подростков, с серыми, постными и скорбными лицами, — которые уже никогда не выйдут в космос и не возьмут Берлин.

Факт, который многим не нравится и о котором сегодня предпочитают глухо молчать: СССР рухнул именно в тот момент, когда Горбачёв открыл все шлюзы — в том числе религиозный. До этого момента «безбожность» почему-то никак не влияла на полёты в космическое пространство и на успешное глобальное противостояние с США. При этом до предела набожный Николай II проиграл всё, включая и жизнь своей собственной семьи.

Современным священникам можно вспомнить и о том, что религиозные передачи, до Горбачёва, почему-то были одной из главных составных частей западного («вражеского», как тогда говорилось) радиовещания на советскую Россию. Видимо, это делалось с какой-то практической целью, если после развала страны, надобность в этом массовом просвещении резко отпала. Или, в противном случае, следует, наконец, признать, что западный либерализм желал нам только добра. Концы с концами явно не сходятся.

Если Русская Православная Церковь хочет комплексно ослабить давление в свой адрес, она должна нанять профессионалов, а не сажать за компьютер монашек для частного замазывания наручных часов. Шатание из крайности в крайность, из предания социализма анафеме до поиска в нём рациональных зёрен — свидетельство успеха тех, кто пытается запрессовать РПЦ на новом историческом этапе. Только на этот раз сносом куполов дело уже не закончится: на этот раз может пропасть сама религия как таковая.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Если рассматривать церковь, как форму общественного строя по типу «теократии», то у церкви социализм уже многовековой. Монастырские земли, угодья и владения были фактической моделью социализма ещё до того, как Маркс с Энгельсом познакомились, и гораздо ранее. У церкви были даже войска, достаточно вспомнить инока-воина Пересвета в «мамаевом побоище». Но, в итоге, в 1917 году, это не помогло, а многовековые накопления исчезли.

Неудивителен интерес церкви к социализму, как предполагающему и общинность, и веру, и устремлённость на воспитание гуманистической культуры. Но пока интерес выражается в славословии, а не в виде конкретных рекомендаций по народосбережению и развитию. И когда эти рекомендации появятся и будут обеспечены не только словами — роль церкви возрастёт.

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Я не слышала от руководства проклятий в адрес советской власти, зато слышала, как Святейший Патриарх Кирилл называл распад СССР крахом исторической России. Поэтому и слова отца Всеволода Чаплина меня ничуть не удивили — наоборот, я восприняла их как должное.

Дело в том, что русский коммунизм с его списанным с библейских заповедей моральным кодексом строителя коммунизма — это, по мнению одних, нечто вроде красивой христианской ереси, по мнению других, — ни что иное, как православный протестантизм, православная реформация. Поэтому русская (или, если угодно, сталинская) коммунистическая идея и идея православная вполне могут плодотворно взаимодействовать — особых противоречий между ними нет.

Вообще сейчас главные противоречия возникают не между буржуа и пролетариями, не между красными и белыми, не между националистами и интернационалистами, а между ДЕРЖАВНИКАМИ и ГЛОБАЛИСТАМИ, или даже между теми, кто служит Богу, и теми, кто служит мамоне. По этой причине красный державник-сталинист и белый державник-монархист вполне могут найти общий язык, а вот красный державник (сталинист) и красный глобалист (троцкист) — вряд ли.

Итак, взаимодействие между коммунистами-державниками и православными не только возможно, но и необходимо: история показала, что православная Россия без коммунизма рухнула (в 1917 году), и Россия коммунистическая без православия рухнула (в 1991 году). Раз порознь не получается, может вместе получится? Может, объединение именно этих двух идей — коммунизма и православия — даст нам ВСЁ?

Давайте попробуем, тем более что человечеству всё равно, так или иначе, но придётся в ближайшем будущем переходить к элементам социалистического строя. Однако подчёркиваю ещё раз: искать между собой точки соприкосновения могут только державники-государственники. Предвыборная кампания в России показала, что КПРФ — отнюдь не державники. Так что ждём появления на российском политическом небосклоне партии державников-сталинистов: на пустой голове товарища Зюганова сталинская фуражка не удержалась.

Андрей Давыдов, журналист:

Думаю, Всеволод Чаплин не слишком противоречит даже сам себе, когда рассуждает о том, что верующие должны были уничтожить большевиков. Ибо действительно идеалы христианства и коммунизма очень близки, но большевики покусились на святое, попытавшись заменить Бога на своих собственных идолов. Однако идолы не выдержали искушений, ибо грешна природа человеческая. К тому же радикальные методы «железным кулаком загонять в счастье» как были варварскими тогда, когда коммунисты взяли власть, так и тогда, когда её у них отняли.

Было бы мудрее развивать лучшее из того, чего достигло советское общество, а не выплескивать с водою и ребенка…

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

В советское время средствами производства распоряжались назначенные партийным руководством чиновники. Может, батюшки надеются, что в отсутствии коммунистов у власти, назначать чиновников поручат им? Или они сами получат распорядительские функции, минимум, в сфере культуры, а там и до производства и торговли доберутся. В манифесте коммунистической партии Маркса и Энгельса есть раздел о ложных, реакционных, видах социализма. Среди них значится и клерикальный вид социализма. Так что ничего нового: 170 лет назад батюшки тоже возмущались тем, что богатствами распоряжается меркантильный буржуй, а не они на пару с аристократами.