Год назад в Минске взорвали метро

Год назад в Минске на станции метро «Октябрьская» прогремел взрыв, который впоследствии был квалифицирован как теракт. Эта трагедия всколыхнула общество. Многие поспешили обвинить в этом преступлении власть — ведь метро взорвали в разгар экономического кризиса.

Виновные в совершении теракта токарь и слесарь из Витебска — Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев, были найдены спецслужбами в течение суток, осуждены и казнены. Однако много вопросов в этом деле остается до сих пор.

Напомним, что в результате взрыва на станции метро «Октябрьская» вечером 11 апреля 15 человек погибли, более 160 получили травмы, в том числе тяжелые. В ночь на 13 апреля подозреваемые в теракте были задержаны. Коновалов, помимо взрыва в метро, обвинялся в совершении взрывов в Витебске 14 и 22 сентября 2005 года и в Минске — 4 июля 2008 года.

30 ноября Верховный суд Беларуси приговорил Коновалова и Ковалева к смертной казни без конфискации имущества.

Коновалов признан виновным в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, терроризме, сопряженном с убийством людей. По ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 339 — пяти лет; ч. 2 ст. 218 — четырех лет; ч. 2 ст. 295 — четырех лет; ч. 3 ст. 295 — пяти лет; ч. 1 ст. 289 — 12 лет; ч. 2 ст. 289 — 20 лет; ч. 3 ст. 289 — смертной казни. По совокупности преступлений Коновалов приговорен к высшей мере наказания — расстрелу — без конфискации имущества.

Ковалев признан виновным в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, недонесении о готовящемся особо тяжком преступлении, о совершении особо тяжкого преступления и лице, его совершившем, о месте его нахождения, а также в пособничестве терроризму. По ч. 1 ст. 406 УК он приговорен к трем месяцам ареста; по ч. 2 ст. 406 — году лишения свободы; ч. 2 ст. 339 — двум годам; ч. 3 ст. 339 — трем годам; ч. 2 ст. 218 — трем годам; ч. 2 ст. 295 — четырем годам; ч. 3 ст. 295 — пяти годам лишения свободы; по ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 — к высшей мере наказания в виде расстрела. По совокупности преступлений Ковалев осужден на смертную казнь.

Суд признал Коновалова и Ковалева «представляющими исключительную опасность для общества».

14 марта 2012 года Александр Лукашенко рассмотрел прошение о помиловании, написанное Ковалевым (Коновалов прошение не писал), и отклонил его.

«Президентом Беларуси Александром Лукашенко принято решение о неприменении помилования в отношении осужденных Верховным судом к смертной казни Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева в связи с исключительной опасностью и чрезвычайно тяжелыми последствиями для общества совершенных актов терроризма и преступлений, сопряженных с убийством большого числа людей и приченением гражданам многочисленныхтелесных повреждений», — сообщил телеканал «Беларусь-1».

Еще через несколько дней стало известно, что смертные приговоры приведены в исполнение, несмотря на неоднократные просьбы со стороны международного сообщества.

«Больше всего я сопереживал родителям этих людей, которым я помочь не могу. Вот часто спрашивают: «Что для вас самое сложное?» Я уже говорил как-то публично, что для меня самое сложное — подписать соответствующий указ о непомиловании. Помиловал же я за весь период, по-моему, только одного человека», — признался Лукашенко 21 марта в интервью телеканалу Russia Today.

Людмила Ковалева, мать казненного Владислава Ковалева, верит, что когда-нибудь мы узнаем «всю правду о теракте в минском метро».

«Я знаю, что большое количество людей не верят в официальную версию власти, не верят в виновность Коновалова и моего сына. Власть пытается доказать их вину убеждениями, а не доказательствами. И все равно люди в это не верят», — сказала женщина 10 апреля во время презентации фильма телеканала «Белсат» «Страх в стране спокойствия».

Сегодня у станции метро «Октябрьская» откроется памятный знак жертвам трагедии, тайну которой унесли с собой в могилу Ковалев и Коновалов.