Страна Шариковых

Мы помним вопли: «Голосуйте сердцем!» Можно голосовать сердцем, можно жить печенью, чувствовать предстательной железой. На самом деле жить и думать нужно головой!

— Наше общество опасно больно! — уверен Лев Щеглов, врач-психотерапевт, профессор, доктор медицинских наук. — Философ Мераб Мамардашвили предупреждал: Россия входит в фазу безнормности. Это когда у человека нет чётких представлений о том, что хорошо, а что плохо. Когда крошка-сын в стихе Маяковского пришёл к отцу и спросил: «Что такое хорошо и что такое плохо?», отец попытался структурировать мир на простые понятия. Приличный человек — тот-то, негодяй — тот-то. За прошедшие годы мы утратили эти критерии. Теперь в одном ряду стоят профессии: токарь, физик, проститутка, бандит, мошенник. Случай с Минобороны — тому подтверждение. Общество разъедают не только зажравшиеся людишки, из которых, по народному ощущению, состоит большинство чиновничества, но ещё и полное неверие в будущее. Как-то я слышал разговор студентов. Один говорил товарищам, что надо устроиться в такое место, где можно «остроумно и креативно воровать». Слово «воровать» почти утратило свой негативный смысл! Можно уже говорить об утрате основных инстинктов: как легко молодые мамы убивают своих детей, подонки не просто обирают людей, а выбирают для этого беспомощных. А если прибавить ещё и то, как люди в России живут в регионах — месят на улицах грязь, ходят в туалеты системы «дырка», то вместе всё это даёт депрессивность, нарастающую агрессивность. Пример: если посчитать, сколько в России беспризорников, сирот в дет­домах, наркоманов, клиниче­ских алкоголиков, психически больных, преступников-рецидивистов, и вынести за скобки стариков и детей, то условно нормальных останется 15-20%. Винить в этом нужно прежде всего власть и само общество.

— Общество растеряло жизненные ценности?

— Если бы жизненных ценностей не было, то по улицам носились бы люди с дубинами, насиловали, грабили, убивали. Человек в своей личной жизни всё-таки старается зацепиться за семейные ценности, проявлять заботу о близких. Но и это сложно. У меня на консультациях родители часто говорят: «Если внушать сыну, что надо быть добрым, нельзя лгать, воровать, я выращу нежизнеспособного человека, которого называют лохом. А если говорить: «Рви подмётки, залезай вперёд по праву сильного», я выращу подонка!» Как сделать выбор — вопрос вопросов. Сегодня среди молодёжи большое расслоение. С одной стороны — оловянная псевдопреданность будущих карьеристов, с другой — подъезды, засыпанные шприцами, с третьей — ноющие жизненные импотенты, а с четвёртой — креативные молодые люди, говорящие: «При первой возможности я отсюда свалю». Может быть, пока не всё так уж безнадёжно. Но, если мы не будем учитывать эти тенденции, может произойти то, что называется точкой невозврата. И через какое-то время мы запросто можем получить страну Шариковых.

— Но смотрите: в борьбу с теми же педофилами вступают сегодня простые люди, отчаявшись дождаться адекватных мер от государства.

— Педофилия — это страшное уродство. Условно говоря, из 10 случаев 1-2 приходятся на реальных педофилов, т. е. психически больных и опасных людей. А 8 — не педофилы, а агрессивные деграданты. Сегодня случаи насилия над детьми идут рука об руку с нарастающей агрессивностью людей. За примерами ходить далеко не надо — они в новостях. В клубе сделали замечание — тут же наносится удар, человек убит; на улице случайно толкнули — в ответ выстрел из травматики; на дороге подрезали — вышел с битой и разбабахал машину обидчика. А ребёнок заведомо слабее и поэтому беззащитен перед взрослым. Эта его беззащитность освобождает те дремучие инстинкты, которые у личности культурной сдерживаются системой представлений о добре и зле, а у тех, кто нравственные ориентиры давно потерял, они всплывают.

— Вы как доктор можете дать рецепт по излечению общества?

— Первое. Мы помним вопли: «Голосуйте сердцем!» Можно голосовать сердцем, можно жить печенью, чувствовать предстательной железой. На самом деле жить и думать нужно головой! Человек обязан задумываться о том, что происходит. Второе — необходимо образование. Желательно разностороннее. Чтобы не только формулы зубрить. Тот, кто плохо знает историю, литературу, не может быть добрым, порядочным. Читайте, ходите в музеи, развивайтесь! Третье — культура, система представлений о том, что такое добро, забота, любовь. Мы ленивы и нелюбопытны, как сказал один великий человек, равнодушны. Стараемся понять, в чём корень зла, только если обижают лично нас. Необходимо привлечь хотя бы часть внимания, которое мы уделяем одежде, мобильнику и планшетнику, к своему внутреннему миру. Найдите в себе хорошие черты, покажите их миру! Лет 10 назад активно кричали, что нет национальной идеи. Мне кажется, что, когда псевдогосударственники говорят: мол, личность — ерунда, государственные задачи важнее, это всё от лукавого. Настоящей национальной идеей должны стать человек и его ближайшее окружение — семья, дети, старики. Тогда мы можем, как бы это пафосно ни звучало, нрав­ственно возродиться, если всё наше внимание будет направлено не на нефтедоллары, а на самое дорогое.

— А вам не кажется, что семейные ценности всё менее значимы для современного человека?

— Семья видоизменяется, но она не исчезнет. Пока идёт переоценка ценностей, количе­ство разводов растёт. В далёком прошлом родители решали, с кем их детям жить, с кем детей заводить. «Люблю — не люблю» — такие рассуждения никто не принимал во внимание. Если было у мужчины на Востоке пять верблюдов — он мог жениться, не было — жил холостяком, ждал, пока не накопит и верблюдов не купит. Сегодня же для сохранения семьи человеку требуются новые опоры, которые он пока ещё даже не может сформулировать. Теперь более крепок брак, в котором у каждого больше свободы. Не давите на партнёра, он — не ваша собственность. Да, сейчас для семьи тяжёлый период — мир усложняется. Но, к счастью, нет такого человека, который не мечтал бы о добре, о том, чтобы рядом был тот, кто любил бы только его. Даже заядлый донжуан, который пять раз женился и сменил тридцать любовниц, в какой-то период хочет, чтобы рядом была одна-единственная. Романтика, любовь, стремление к личному счастью ещё не убиты в человеке.