Власть и оппозиция: возможен ли диалог?

Уходящий год ознаменовался для России масштабными протестными акциями, которые начались после декабрьских выборов в Госдуму и в той или иной форме продолжаются по сей день.

10 декабря прошлого года акции протеста против фальсификаций на выборах прошли в 99 городах страны и 42 городах за рубежом. Митинги на Болотной площади и площади Сахарова стали самыми массовыми за последнее десятилетие. Требования протестующих тогда поддержали многие известные люди: актеры, писатели, телеведущие. Акции и шествия оппозиционно настроенных граждан продолжились в Москве и других городах еще на протяжении нескольких месяцев. К весне политологи и эксперты начали говорить о спаде протестной активности, но уже в мае эти предположения были опровергнуты.

6 мая, накануне инаугурации Владимира Путина, в Москве прошел «Марш миллионов», в котором приняли участие по разным оценкам от 50 до 100 тыс. человек. По завершении шествия должен был состояться согласованный с властями митинг на Болотной площади, однако вместо этого произошли столкновения протестующих и полиции. До сих пор обвиняемыми и подозреваемыми по так называемому «болотному делу» проходят 17 человек, 12 из которых находятся в СИЗО и один — под домашним арестом.

После 6 мая и по сей день «Марши миллионов» и другие оппозиционные акции уже не были столь масштабными. В обществе постепенно назрело недовольство оппозицией. Лидеров протеста упрекали в бездействии, отсутствии четкой программы и размежевании. Именно в этот момент блогер Алексей Навальный решил создать Координационный совет оппозиции, члены которого были избраны в ходе честного голосования. На 21 октября в КС были зарегистрированы 209 кандидатов, уже прошли несколько заседаний совета, которые также подверглись серьезной критике со стороны многих экспертов.

«Росбалт» решил подвести итоги этого непростого и интересного политического года в России. Депутаты, представители системной и внесистемной оппозиции и эксперты попытались понять, удалось ли власти погасить протестное движение, окрепла или раздробилась оппозиция и стоит ли ожидать формирования новой сильной оппозиционной партии.

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Нилов заявил, что сегодня власть в Госдуме слушает представителей оппозиции. А вот участник Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова уверена в обратном. По ее мнению, прошедший год показал слабость системной оппозиции.

Депутат от КПРФ Вадим Потомский полагает, что митинги и протесты – неэффективный метод решения проблем и нужно уметь договариваться с властью. Депутат петербургского Закса Максим Резник, напротив, убежден, что желание сменить власть – естественно для оппозиции.

В оценке перспективы и эффективности протестного движения разошлись и сами представители внесистемной оппозиции.

Член «Другой России» Андрей Дмитриев назвал «Марш свободы», который должен состояться 15 декабря – поминками по протесту, однако он сохраняет оптимистичный настрой на будущее.

Националист и член КС оппозиции Николай Бондарик оценил прошедший год позитивно и не спешит хоронить оппозиционное движение. Правда, сказать конкретно о том, что совету удалось сделать за последнее время, кроме как договориться о шествии 15 декабря, Бондарик так и не смог.

Независимый политик Сергей Гуляев уверен в необходимости объединения системной и внесистемной оппозиции.

Эксперты также по-разному оценили судьбу оппозиции. Писатель Андрей Столяров уверен, что сначала нужно понять ресурсы противостоящих сторон, а экономист Дмитрий Травин убежден, что будущее в стране зависит от объективного развития экономической ситуации.