Михаил Делягин: мигранты — невольные могильщики России

Как и к чему будут адаптировать мигрантов в фильтрационных лагерях? Можем сразу всех людей, въезжающих в Центральную Россию из Средней Азии отправлять на Колыму, годика на три.

А простите, пожалуйста, а когда они вернутся с Колымы в Центральную Россию, они будут лучше или хуже, чем когда они приезжают сразу из Средней Азии? Вот я не уверен. Я боюсь, что в фильтрационных лагерях адаптация будет к такой культуре, что после этого этих людей на улицы наших городов выпускать нельзя будет, 100%, даже если они будут говорить по-русски.

Я считаю, что у нас это нецензурно звучит, у нас неплохие законы. Если кто-нибудь с перепоя начнёт их исполнять, то будет неплохо. Но есть уголовное преступление – эксплуатация рабского труда. Т.е. если у вас существует нелегальные общежития в центре Москвы (последнее было раскрыто в 500 метрах от Кремля), извините, где живут нелегальные люди, без регистрации, без документов; которые находятся на рабских условиях и, в том числе, не платят за коммунальное хозяйство, то эти люди совершают преступление.

И незнание законов не освобождает их от ответственности. Они должны быть как минимум высланы. Естественно, высылаться они должны за свой счёт. Если у них нет денег, то они должны где-то эти деньги отработать под должным надзором, и потом уже быть высланными из страны, причём так, чтобы вернуться им не захотелось. Но люди, которые организуют этот процесс, должны получать реальные тюремные сроки. У нас все сводится к тому, что есть плохие нелегальные мигранты.

Давайте мы их выселим, а чиновники и бизнесмены, которые эксплуатируют их труд и которые организуют эту мафию, которая уничтожает Россию, — они пусть остаются вместе с нами. Пусть продолжают своё доброе благое дело. Дальше. Почему так много мигрантов? Не потому, что русские алкоголики совсем разленились, нет.

Мигранты уничтожают, портят рынок труда потому, что вам нужно платить за коммунальное хозяйство, а мигранту — нет. Вы не будете работать за 10 тысяч рублей, потому что вы не проживёте в Москве за эти деньги. А человек, который вырвался из ада, будет работать почти за любые деньги, и работает.

У нас вполне нормальные деньги в Москве платят дворнику. А если вы работаете на две ставки, что технически вполне возможно и по силам, то вы получаете вообще неплохие деньги. Только мигрант от одной третьей до двух третей от этой суммы (насколько я могу судить) отдаёт местным чиновникам. Москвич отдавать не будет.

Во-первых, ему оставшихся денег не хватит. Во- вторых, он не любит коррупции, считает, что у него есть какие-то права. Мигрант знает, что у него прав нет, что он нелегален.

Т.е. проблема не в том, что понаехали тут. Понаехали тут, потому что создали коррупционные условия. Ограничьте коррупцию. Тогда можно будет обеспечить равноправные условия труда гражданам России и гражданам, приехавшим из других территорий. И тогда гражданам из других территорий нечего будет ловить. Потому что в городе Москва, в центре, исторически дворниками были татары. А за пределами центра дворниками были люди бедные, люди сложной судьбы, школьники старших классов из неблагополучных семейств, не очень легально, и студенты.

Они работали лучше или они работали хуже — это была отдельная тема. Но они работали, и все в принципе были довольны. Кроме того, мигрантов используют для отмывания денег. Обратите внимание: у нас в лесу во многих местах вокруг дороги пострижена трава. Кому это надо? Это надо тому, кто выплачивает 10 копеек — мигранту, ворует на этом 10 рублей.

Мигрант является инструментом коррупции, очень эффективным инструментом. Если вы будете бороться со следствием — с мигрантами, а не с коррупцией, вы можете построить отличное фашистское государство. Вы не сможете побороть ни мигрантов, ни коррупцию, потому что лечить нужно болезнь, прежде всего.

Ну и, конечно, на это накладывается этническая преступность, которая чувствует себя абсолютно безнаказанной потому, что она умеет давать взятки. На это накладывается абсолютная безнаказанность отмороженной молодёжи, причём молодёжи чиновничьей. Они там у себя — на Серверном Кавказе и в других местах за пределами России — получают неимоверные деньги разными способами. И здесь они знают, что они откупятся от всего, потому что нет проблемы, которую нельзя было бы не решить деньгами, или деньгами и угрозой. Потому что милиционер тоже беззащитен. И они ведут себя так, как они ведут.

Так что проблема заключается в государстве. Проблема кавказцев не в Центре, она в Москве. Проблема гастарбайтеров не в Душанбе, она в Москве. Если эту проблему не решать, то следующий Виктор Некрасов нашего с вами поколения напишет книжку «В окопах Москвабада». Только совсем не факт, что будет кому эту книжку читать на русском языке.

Сегодняшняя ситуация — разрушение этноконфессионального баланса. Мигранты — это невольные могильщики России. Ключевое слово — «невольные». Бороться с мигрантами — это как бороться с температурой. Причина — это коррупция. Да, нарастает очень много.

У нас сейчас в Москве есть дискриминация русских по национальному признаку потому, что многие фирмы — вьетнамские, китайские, и не только — не берут их на работу. Они берут только своих. Да, через службу занятости, но это уже следующий этап.

Главный момент — что воровскому бизнесу не нужны рабочие, которые считают, что у их есть какие-то права, есть какая-то квалификация. Поэтому во многих московских новостройках я бы жить не стал, потому что это просто опасно. С другой стороны, есть чиновники, которым нужны бесправные рабы, которые знают, что они бесправны, и которые охотно готовы платить взятки.

Носители русской культуры (неважно, какая национальность) под это не подходят, потому что они считают, что у них есть права, и они взятки может давать умеют, но не любят. А если вы сбежали из ада, и у вас, извините, родоплеменное устройство общества, то для вас взятки — это не преступление. Это нормальная деловая трансакция. И вы не понимаете, что это как-то не так. И это вопрос, к сожалению, государственного управления на 80%.