Столичная полиция прибыла в Чечню

— Ребята, будете, осторожны. Это не шутки. И там все серьезно, — предупреждала журналистов пресс-секретарь московского Центра специального назначения сил оперативного реагирования Жанна Ожимина. «Там все серьезно»,- повторил другими словами начальник центра Вячеслав Хаустов, в своей напутственной речи убывающим на Северный Кавказ спецназовцам.

В Чечню отправился полицейский спецназ. Это первый борт с полицейским спецназом, командированный из Москвы в Ханкалу. Раньше сюда командировали сотрудников милиции.

Ради такого случая на базу прибыл даже глава московской полиции Владимир Колокольцев. Поприветствовав смену, он наградил отличников и сказал, что командование объединенной группировки высоко оценивает московский, теперь уже полицейский спецназ, а не ОМОН.

Помимо наград и приятных слов, в Чечню Колокольцев привез ребятам хорошие новости. Уже в неформальной беседе он рассказал о существенной прибавке к зарплате — с Нового года у московских полицейских она существенно вырастет. Жилищная проблема тоже потихоньку разрешится. Пускай не сразу всем, но столичные власти, все же, выделяют полицейским новые квартиры.

Впрочем, все это с Нового года и в Москве. А сейчас и здесь Чечня. База в Ханкале.

Не так давно кто-то в Интернете пенял московскому ОМОНу, что он отсиживается на базе. Судя по всему, возмущался человек увлеченный. Ему бы еще приехать сюда, и тут он бы узнал, что:

— По сути, четыре с половиной месяца из шести вы находились в горах и принимали участие в спецоперациях,- приветствовал своих боевых товарищей начальник московского Центра специального назначения сил оперативного реагирования Вячеслав Хаустов: — Мое вам командирское спасибо. Вы блестяще выполнили поставленные задачи. Были успешно проведены спецмероприятия в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии, профилактические мероприятия в Аргунском ущелье, осуществлялись выезды по сопровождению колонн с гуманитарными грузами.

Кто-то назвал Чечню мирной республикой. Наверное, изнутри она и видится такой. Но когда сюда приезжаешь из мирной Москвы, понимаешь, что Чечня — скорее спокойная республика. Еще точнее, Чечня — хорошо защищенная республика, по крайней мере, на севере, западе, и востоке.

Чечня защищена настолько хорошо, что на базу глава столичной полиции прибыл под прикрытием боевого вертолета. А журналистов по мирной Чечне возили в бронированном микроавтобусе, бронированные стекла которого были украшены выбоинами и трещинами от попавших в них пуль. Конечно, в каком-нибудь бреду можно вообразить, что Владимира Колокольцева в мирной Москве сопровождает боевой вертолет. Но журналисты в той же мирной Москве, по крайней мере, в лице корреспондента «РГ» точно добираются до места назначения в совсем не бронированном метро.

В мирной Москве точно не ставят блок-посты в Аргунском ущелье на горной дороге, по которой, известно, что раньше осуществлялись поставки боевикам. Именно на этот блок и везут журналистов в бронированном микроавтобусе.

В мирной Москве зеваки, увидев военную технику, начинают ее фотографировать. В мирной Чечне к военной технике привыкли. Судя по всему, фотографировать ее здесь считается таким же глупым занятием как если бы кто-нибудь в Москве начал фотографироваться на фоне Лады-Калины.

Это мирная Чечня. А Грозный — вообще, столица мира, если верить надписи на местном памятнике с глобусом. Аргунское ущелье. Река. Блок-пост, который правильно называть заслоном. Дальше никого не пускают. Даже нас. Даже если попросим. Мы не просим, потому что дальше нам не надо. Если пойти дальше по этой дороге, можно попасть в село. Именно по этой дороге их сообщники раньше возили грузы для боевиков.

Когда появилась информация о том, что здесь выставлен заслон, по данной дороге попытки провезти грузы к боевикам прекратились,- рассказывает замкомбата, Дмитрий Щебрев: — Поэтому свою цель этот пост выполнил.

Заслон в мирной Чечне, кстати, тоже достаточно «мирный». Очень эффективный «лежачий полицейский» в виде трубы, торчащей из земли под углом примерно в 30 градусов, шипованная растяжка для прокола достаточно толстых шин на случай возможного прорыва на грузовике. И бронеавтомобиль посреди той же горной дороги на случай попытки того же прорыва к боевикам. В укромных местах, достаточно мирные секреты. Впрочем, лучше все увидеть своими глазами. Из Чечни корреспондент «РГ» привез еще и видеорепортаж.

Раньше на блок-посту дежурили сотрудники ОМОН. Теперь это делают полицейские из Центра специального назначения сил оперативного реагирования. Под масками лица те же. Имя другое — полицейский. И, наверное, ничего кроме названия подразделения, из которого прибыли сотрудники, на этом конкретном блок-посту не поменяется ничего. Боевикам плевать в кого стрелять, и кого атаковать. Да и что здесь может поменяться, если вся деятельность парней на выездах регламентируется боевыми распоряжениями. И вообще, здесь, на Северном Кавказе они подчиняются командованию объединенной группировкой.

Спустя пару дней Владимир Колокольцев вернулся в Москву тем же транспортным бортом, что и ребята, которых сменили нынешние полицейские. Парни вернулись в Москву. О потерях не говорил ни Колокольцев, ни Хаустов, и значит, слава Богу, живые все. Скоро они тоже заступят на дежурство в Москве. Уже полицейскими.